У нас не спросили. Кому нужно женское обрезание

Содержание

«В Дагестане до сих пор делают женское обрезание». Как я боролась за права женщин и избегала прессинга полиции

У нас не спросили. Кому нужно женское обрезание

Ольга Точеная – это девушка с розовыми волосами из Махачкалы, которая больше похожа на модель. Но интернет знает её благодаря маршам против коррупции и поддержке ЛГБТ.

Она и её парень Сева Журавлёв уже переехали в Беларусь, но до сих пор помогают дагестанским девушкам избегать насилия и гонений от родственников и силовиков.

Мы говорили с Олей и Севой о том, чем им обернулась борьба за права человека в стране, которая живет «по законам гор».

Оля и Сева узнали, что совпадают друг с другом в приложении «политические взгляды», потом беларус Сева даже переехал к Оле в Махачкалу.

Ребята стали известны в Дагестане после участия в антикоррупционных митингах, помощи дагестанским девушкам и ЛГБТ-людям, из-за которых они однажды даже попали в соседние камеры в местном изоляторе.

После митингов в России интернет облетела фотография задержания девушки с ярко розовыми волосами на протестной акции в столице Дагестана.

Тогда всех очень удивило, что русская девушка вместе со своим парнем из Беларуси живут в Махачкале и агитируют против коррупции, открыто выступают в поддержку ЛГБТ и феминизма и не боятся прессинга со стороны силовиков.

Звучит это очень либерально даже для Беларуси, но надо понимать, что Дагестан – это место, где права женщины вообще находятся под огромным вопросом. Что уж говорить – по словам Оли, там до сих пор практикуется женское обрезание, а девушки, которые сбегают от домашнего насилия, считаются позором семьи. Сейчас пара живёт в Беларуси, но продолжает помогать девушкам из Дагестана, хотя и получает за это перманентные угрозы. Ребят обвиняют и в том, что они промят Навального, и в том, что они работают на Госдеп. Учитывая, что с Навальным у Оли фото уже есть, для материала KYKY ребята решили сфотографироваться в Минске с американским флагом.

Люди, которые живут не по законам государства, а по законам гор

KYKY: Когда вы первый раз встретились с агрессией в Дагестане?

На эту тему:«Все смертные приговоры выносятся именем Республики Беларусь – значит каждым из нас»

Оля: Первый раз – когда Сева впервые приехал ко мне в Махачкалу с тоннелем в ухе и яркой курткой, привлекающей нежелательное внимание.

Мы вышли из автобуса, и к нам пристали мальчики-подростки, доставали Севу, били его рюкзак ногой. Я испугалась из-за их возраста. С людьми постарше можно поговорить и объяснить что-то, а эти абсолютно дикие, неизвестно, что могут сделать. Тогда было очень стыдно перед Севой, хотя это редкий случай.

По большей части в Дагестане искренние, добрые и дружелюбные люди, но это он и сам потом понял.

KYKY: Вы помогали многим девушкам, которые столкнулись с ущемлением их прав в Дагестане. На Кавказе с этим очень строго даже со стороны родственников. Были ли у вас проблемы с родственниками этих девушек?

Оля: Когда мы жили в Махачкале, к нам за помощью обратилась девочка – она рассказала нам о своей проблеме с родителями. Она сказала, что у нее был парень, и они хотели пожениться, но ее родители были против.

Она сбежала из дома, потому что, как она сказала, ее еще и били. Она ушла к своему парню, но родители путем обмана ее нашли и вывезли в свое селение. Забрали ее документы и лишили возможности самой распоряжаться своей жизнью, засватав ее за какого-то парня против воли.

Поясняю: девушке 20 лет и она совершеннолетняя, но ее родители живут не по законам Российской Федерации, а по законам гор.

Мы поняли, что ситуация достаточно серьезная, и решили помочь: связали ее с профессионалами, которые знают, что делать в подобных ситуациях и готовых оказать посильную помощь в рамках закона. Потом она снова сбежала.

В итоге к нам приходили родственники девушки и расспрашивали о ее местонахождении. Но оно нам неизвестно.

А на следующий день к нам с обыском приходили уже сотрудники полиции, сказав, что они из антитеррористического комитета. Они сказали, что имеют основание полагать, что мы имеем связь с ИГИЛ.

Пока мы общались с сотрудниками, один из них нам постоянно говорил, что мы как приезжие, кроме законов Российской Федерации должны подчиняться законам гор и местным традициям.

Родители, кстати, говорили, что это позор для семьи, но почти не выражали обеспокоенности жизнью и здоровьем потерявшейся девушки. Через некоторое время к нам в позднее время снова ломились сотрудники полиции – на этот раз они были в полном обмундировании. Как нам объяснили, они в принципе посылают всегда вооруженные наряды.

Я звонила в полицию, чтобы узнать, что происходит, но мне начали угрожать, я записала разговор.

На эту тему:«Я не виноват, она меня спровоцировала». Виктимолог о том, почему мы виним жертв

Пока я разговаривала по телефону, в нашем подъездном коридоре стояли сотрудники и ломились в дверь. К счастью, наши друзья журналисты и адвокат объяснили, что их действия неправомерны, и мы не пустили их в дом. Я позвонила по другому номеру в полицию.

К нам приехал участковый, и мы нормально с ним поговорили. Дали ему объяснения и направили жалобу, которую там благополучно выкинули. Кстати, в Дагестане быть полицейским считается позорным. Участковый попросил никому не распространяться о своей фамилии, потому что боялся, что родственники могут узнать и заклеймить его.

Еще одна девочка рассказывала, что ее сестра работает в исламском банке, и они даже не выдают кредиты полицейским.

Сева: Мы не правозащитники, у нас нет для этого специальных знаний и навыков. Оле это интересно, она очень любит людей. Просто к Оле иногда обращаются те, кому нужна помощь, те, кому показалось, что ей можно доверять.

А Оля уже ищет людей, которые реально помогут им и знают, что делать. Мы переехали в Беларусь, потому что мне здесь предложили повышение (я веб-дизайнер) – теперь нужно постоянно находиться в офисе.

Но Оле все равно пишут люди и просят помочь.

«Я даже знаю имя владельца клиники, который делает женское обрезание»

KYKY: Оля, ты общается с феминистическим движением в Дагестане, какое отношение к феминисткам там?

Оля: Я не дагестанка, поэтому сложно объяснить. Там очень большой контраст: свободные, целеустремленные девушки и те девочки, которых во всем контролируют. Там много крайностей. Я хотела собирать какие-то встречи (кстати, парни-феминисты там тоже есть), но мне очень скоро пришлось переехать. Многие женщины в Дагестане живут так, как им указывают мужья и родители.

Среди моих знакомых феминисток Дагестана – в основном студентки, которые хотят равноправия и готовы за него бороться. К феминистскому движению отношение в Дагестане крайне плохое – могут прилетать угрозы и оскорбления. Полицейские все время говорили нам, что нельзя выступать против дагестанских традиций.

Мне не нравятся традиции, которые позволяют родителям насильно выдавать дочерей замуж и заставлять делать обрезание, а мужьям – бить жен.На эту тему:Я лежу с «биполяркой» в дурдоме, потому что не хочу в армию

Я точно знаю, что в Дагестане сейчас делают женское обрезание.

И даже знаю имя владельца клиники, который делает и пропагандирует такие операции. Полиция не защищает женщин от насилия в семье, хотя обязана это делать по закону. Зато всегда возвращают совершеннолетних девушек, которые по собственной воле убежали от родителей и мужа.

Моя мама, живя в Махачкале, много раз спасала девушек. Она всегда была смелой.

KYKY: Оля, твоя фотография стала символом антикоррупционных протестов в Дагестане. Каких политических взглядов вы придерживаетесь?

Оля: В первую очередь, меня крайне возмутила ситуация с коррупцией в своей стране. Какое-то время я жила с бабушкой и видела, на какую нищенскую пенсию она выживала. Наши политические взгляды с Севой почти совпадают – благодаря им мы познакомились.

И если говорить об идеальном мире будущего, то ближе всего мне коммунизм и анархизм, и еще всегда мне вспоминается, хоть и наивное для нашего времени, но прекрасное эссе Оскара Уайлда «Душа человека при социализме». Я поддерживаю идеи радикального феминизма.

Вторая волна меня привлекает больше, потому что ее отличием от третьей волны является то, что они это не сделали маркетинговым ходом и не превратили в ярко упакованный продукт для продажи.

Сева: Я придерживаюсь левых взглядов, и для меня идеальное общество – это общество справедливости, равных возможностей и совершенство технологий. Мир без войн, нищеты и болезней. Короче говоря, что-то между анархизмом и технократией. Еще я бы хотел, чтобы не было границ.

«Религиозные требовали, чтобы я убиралась из Дагестана»

KYKY: В СМИ тема гомосексуальности в Чечне остается на слуху. Как в Дагестане относятся к ЛГБТ? Приходилось ли вам помогать гомосексуалам?

Оля: В Дагестане в таком масштабе, как в Чечне, это невозможно. Но думаю, что если кто-то попадет в поле подозрения, то будет расправа. Люди, которые помогают гомосексуалам, существуют полуподпольно. Связь с ними происходит только с помощью соцсетей. Дагестанцы, как и чеченцы, утверждают, что у них нет геев, – даже если не видят их, все равно заочно ненавидят.

KYKY: Было ли какое-то давление на вас из-за активизма?

На эту тему:«Отцы никак не повлияли на мою ориентацию, я гетеросексуален». Беларуские дети, воспитанные в однополых семьяхОля: Преследовать меня начали сразу же после того, как я опубликовала слова поддержки гомосексуалам Чечни.

После этого начались угрозы, какие-то неизвестные люди стали писать сообщения «я тебе еб***ник (литературный аналог – лицо. Прим. KYKY) размажу, ш***а (литературный аналог – девушка лёгкого поведения. Прим. KYKY)». Давление со стороны правоохранительных органов после задержки на митинге было сильным.

Севе напрямую сказали, мол, он по их представлениям немужественный, что он допрыгается – а для них не проблема подкинуть «кое-что» (наркотические вещества – Прим. KYKY). Было совсем не до смеха. В личные сообщения мне постоянно пишут сообщения с угрозами избить или изнасиловать.

Многие религиозные люди требовали, чтобы я убиралась из Дагестана, иначе мне не дадут жить спокойно.

Что касается давления со стороны правоохранительных органов, то там творится какая-то дичь. В истории, когда к нам ломились вооруженные полицейские, начальник отдела мне прямо так и говорил: «Я сейчас к вам столько нарядов отправлю, что вас вынесут». Он прямо угрожал, несмотря на то, что повестку из полиции мне никто не прислал.

Такое чувство, что там работают люди с определенным складом ума, иначе это объяснить невозможно. В полиции нам говорили в утвердительной форме: «Тебе платит Навальный. Ты приехала сюда специально, чтоб раскачивать лодку и делать революцию». Кричали, оскорбляли. Севе сказали, что он приехал насиловать их женщин.

Но им лучше не говорить и не отвечать вообще ничего, ссылаясь на 51 статью Конституции. И это не значит, что вы что-то скрываете. Это значит, что вы знаете, как работают правонарушительные органы. Сложность заключается в том, что они хорошо умеют выводить из себя.

Сева, как человек, бывавший и в беларуской, и в российской полиции, говорит, что хоть в Беларуси наказание более суровое, но сотрудники не такие отбитые.

«Если ты против, но не готов к переменам, то не жалуйся»

KYKY: Почему на антикоррупционных митингах основную часть составляет молодежь?

На эту тему:«Либо государство начнёт массовые аресты, либо они должны будут считаться с народом». Интервью с анархистом

О.: По-моему, сказываются совковые рефлексы – отсутствие возможности получать информацию из разных источников, страх, что станет резко хуже. А они уже устали от потрясений.

Это можно понять – у них чаще всего есть жилье, а потребности низкие. Не могу понять только то, почему они так часто жалуются на размер пенсий, на плохие дороги, отсутствие социальной защищенности, мест в детских садах и вакансий, на невозможность получать жизненно необходимые лекарства. Всё это примеры из реальных разговоров с родственниками.

Я думаю так: если ты против, но не готов к переменам, то не жалуйся.

KYKY: У вас достаточно романтичная история – вы пропагандируете идею, что любовь может победить даже дискриминацию?

Оля: Лично я в это не верю. Хипповские взгляды мне не близки. Я считаю, что радикальные вещи может победить образование, воспитание и социальное равенство. Думаю, что митинги и задержания нас только закалили.

Мы еще раз убедились в том, что свои права должен знать каждый человек и должен требовать, чтобы государство их соблюдало. Да, было страшно, но это только сделало нас сильнее. Конечно, было много слов поддержки от обычных граждан.

Люди писали, предлагали свою помощь и говорили, чтобы мы ничего не боялись.

Сева: В нашем мире радикально быть просто хорошим человеком. Но то, что любовь человека к человеку может преодолевать расстояния и время, – это факт.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Источник: http://kyky.org/pain/v-dagestane-do-sih-por-delayut-zhenskoe-obrezanie-kak-ya-borolas-za-prava-zhenschin-i-izbegala-pressinga-politsii

Женское обрезание – варварская традиция?

У нас не спросили. Кому нужно женское обрезание

Страсти вокруг такого достаточно экзотического обряда как женское обрезание разгорелись в российском медиапространстве с новой силой. Его резонанс возрастает за счёт комментариев лиц, не являющихся специалистами в этой области.

 Поэтому редакция портала Ислам.

ру предлагает читателям ознакомиться с опубликованным ещё в начале года материалом, в котором представлена точка зрения практикующих медиков, сталкивающихся с женским обрезанием, а также шариатское решение по данному вопросу.

Нешуточные страсти разгорелись вокруг такой мало кому известной интимной процедуры, как женское обрезание. И всё потому, что некий молодой журналист, жаждущий мировой славы, неизвестно каким образом обнаружил где-то в Дагестане остатки этого практически канувшего в лету обычая.

Шум поднялся впечатляющий и, как нетрудно догадаться в нынешней политической ситуации, сразу дорос до уровня обсуждения в ООН.

 О том, каким образом журналист обнаружил у дагестанок данную интимную подробность ходит в блогосфере не мало шуток, позволю себе лишь выразить недоумение даже мысли о том, что такая серьезная организация могла бы поверить в его личный опыт.

Не буду также увлекаться политической подоплекой произошедшего, разберу только подробно сам обычай, который совершенно незаслуженно называют варварским. Поделюсь с вами убедительными поводами для печали от того, что он практически прекратил своё существование. Итак, обо всём по порядку.

Неужели в Дагестане есть ЭТО?

Не только в ООН обсуждают данную тему в эти дни. Разумеется, пользователи социальных сетей, студенты в ВУЗах, бабушки на лавочках и мамаши с колясочками тоже подключились к прениям.

Что там говорят в ООН и на среднерусской детской площадке, начитавшись выдуманных страшилок, не так информативно, как то, что говорят сами дагестанцы. А они хором вопрошают друг у друга:«Неужели у нас в Дагестане это есть?».

То есть феномен, что в Дагестане что-то отрезают девочкам, который обсуждают в ООН, в самой республике неизвестен. Но на то оно и ООН… У них везде свои уши, люди, руки… да? У нас же подробный разговор? Тогда идём до конца.

Зачем вы разрешаете калечить девочек?

Первое, что надо заявить в ответе на этот вопрос: это неправда, калечить их никто не разрешает и разрешить не может.

Все, с кем я беседовала, с большим изумлением узнали, что ходят слухи о наличии неких диких горных племён, в которых отдельные невежественные личности считают, что цель женского обрезания – вырезать девочке клитор.

Чтобы прийти к взаимопониманию в данной теме, будем называть всё своими именами. Потому что причины невежества в этом вопросе кроются как раз в том, что на эту крайне интимную тему веками стеснялись говорить.

Отрезать клитор, так же, как и другие части тела женщины или мужчины – категорически запрещено, и нет в исламе ничего, что указывало бы на обратное.

В религии Ислам, если у девушки есть проблемы с желаниями, её выдают замуж, а не устраняют у неё возможность испытывать желание.

Более того, женщина, которая хочет выйти замуж, имеет полное право прийти к имаму мечети той местности, в которой проживает, и попросить его подобрать ей подходящего мужа. 

Если есть люди, калечащие женщин, им, конечно, нужно объяснить, что они поступают не то, что неправильно, более того – греховно, и за этот поступок они несут полную ответственность.

Однозначно, работники духовной и медицинской сферы России в состоянии сделать это и без помощи ООН, у нас своих специалистов для решения этой проблемы хватает, только есть ли такая проблема? Опрошенные специалисты, работающие в отделениях гинекологии и роддомах Дагестана, хором заявили, что никогда не видели ни одной женщины без клитора и не слышали, чтобы кто-то сталкивался с подобным, а им-то уж точно в прямом смысле слова виднее, чем незадачливому журналисту, создавшему этот информационный повод.

А что тогда отрезают?

Вот это вопрос правильный. Сказать по правде, в самом обыкновенном женском обрезании ничего не отрезают, потому-то оно и называется «обрезание», а не «отрезание». Обрезание – это процедура, в ходе которой появляется несколько капелек крови и микроскопический надрез, о чём подробно рассказывают богословы и гинекологи, комментарии которых будут приведены ниже.

Почему каждая женщина может мечтать об обрезании?

Есть мнение, что обрезание делают не для того чтобы устранить желания, а чтобы их усилить. Такой цели у обрезания нет, но возможно и такое положительное последствие этой процедуры, о нём известно специалистам, работающим с сексуальными расстройствами. Обрезание действительно может усилить либидо и является медицинским способом лечения фригидности.

Источник: http://www.islam.ru/content/obshestvo/45902

Почему нужно делать обрезание и больно ли проходит сама процедура?

У нас не спросили. Кому нужно женское обрезание

Главный герой одного из популярных сериалов на медицинскую тематику как-то сказал, что, для того чтобы было хорошо, нужно вначале сделать больно. Особенно это касается тех вопросов, которые требуют хирургического вмешательства.

Живой организм крайне болезненно относится к любому отторжению у него разных частичек. Это в полной мере касается и вопроса с обрезанием. Данная процедура не всегда относится к религиозному обряду, а во многих случаях является необходимостью.

В некоторых странах обрезание делается не по религиозным причинам, а согласно рекомендациям представителей медицинских учреждений.

Дождитесь окончания поиска во всех базах.
По завершению появится ссылка для доступа к найденным материалам.

В связи с этим возникает закономерный вопрос о том, больно ли делать обрезание или нет. Если перед мужчиной или мальчиком вся проблема заключается только в этом вопросе, то ему стоит серьезно задуматься о целесообразности такой процедуры.

Для тех же представителей сильной половины человечества, которые встали перед необходимостью сделать обрезание, вопрос боли стоит в стороне.

Отказавшись от хирургического вмешательства, они рискуют получить серьезные трудности в мочеполовой системе.

Зачем делать обрезание?

А в самом деле, зачем нужно проходить эту процедуру? Кому мешает крайняя плоть полового члена, что с ней нужно поступать так радикально? Ситуация с этой процедурой напоминает философский
вопрос о том, что было раньше: курица или яйцо? По некоторым данным обрезание стали проводить задолго до нашей эры из соображений соблюдения гигиены.

Есть упоминание о Филоне Александрийском, который высказывался в поддержку данного способа профилактики различных заболеваний мочеполовой системы. Последователи религиозных учений усматривают возникновение этой процедуры по причине указания на них в священных текстах, которым следовали верующие.

Например, такой трактат, как «Шаббат», содержит заповедь Шимона Бен-Элазара, где указывается на необходимость проведения обрезания. Нужно упомянуть, что за эту процедуру иудеи подвергались преследованию за полтора столетия до нашей эры.

Именно в этот период была совершена попытка насильственной ассимиляции еврейского народа, и как один из методов был введен запрет на подобную операцию. Нарушителей данного запрета ожидала смертная казнь.

Но нужно учитывать, что религиозные тексты представляют собой концентрат человеческой мудрости. Написанные десятки веков назад, они и по сей день требуют специальных знаний и обучения для их толкования.

Поэтому вполне нормально, что все великие люди прошлого вписывали в трактаты именно суть жизненного опыта народов. А опыт народов, существовавших на Ближнем Востоке, которые испытывали недостаток в водных ресурсах, подсказывал, что для избегания патологий мочеполовой системы проще делать обрезание.

С какими проблемами может столкнуться мужчина, который не провел данную операцию?Крайняя плоть, особенно в тех случаях, если не происходит достаточное раскрытие головки полового члена, способствует развитию болезнетворных микроорганизмов. И происходит это не случайно.

На внутренней поверхности крайней плоти происходит скопление такого вещества, как смегма. Это вещество очень специфическое, и оно является хорошим источником для возникновения и развития указанных микроорганизмов, которые и служат основной причиной для воспаления тканей полового члена.

Поэтому при соблюдении гигиены требуется его очистка от данного вещества, что позволит оказывать профилактику на возникновение патологии.

Но не все так просто. Многие мальчики, мужчины разных возрастов сталкиваются с таким явлением или заболеванием, как фимоз. Он проявляется тем, что крайняя плоть сужена и не позволяет полностью раскрыть головку члена.

Все бы ничего, но именно такое явление препятствует соблюдению полноценной гигиены. Из-за скапливающейся смегмы, которая не удаляется регулярно и полноценно, болезнетворные микроорганизмы развиваются и наносят повреждение тканям.

Произойти это может в любом возрасте, как у малолетних детей, так и у взрослых мужчин. Поэтому такое заболевание, как фимоз, служит одним из основных факторов появления баланита или баланопостита.

Эти заболевания проявляются в том, что головка полового члена, его кожа, начинает воспаляться. Для баланопостита характерно, помимо этого, воспаление у крайней плоти внутреннего листка.

Некоторые любопытные данные про обрезание

Прежде чем решаться на обрезание, нужно поподробнее приглядеться к последствиям этой операции. Перенесем свой взгляд через океан и посмотрим, как обстоит дело в одной из самых продвинутых в медицинском плане стране. Речь идет о США.

Глядя на то, как обстоит дело с данной процедурой в этой стране, невольно начинаешь избавляться от мифа или стереотипа, что обрезание принадлежит к религиозному ритуалу из архаического времени. Для начала обратимся к синематографу. В фильме «Секс в большом городе» был сюжет, что его героиня встречалась с мужчиной, который ей очень нравился.

Нравился он ей настолько, что дело дошло до интимных отношений. И вдруг выясняется, что мужчина не обрезан. Это вызывает у героини удивление и возмущение, что побудило возбужденную женщину отказаться от желаемого секса. Самое интересное, что такая реакция относилась не только к ней.

Ее подружки, узнав в ходе обсуждения о таком явлении, также испытывали негативные эмоции в виде отвращения и возмущения. Можно, конечно, все попытаться объяснить теорией заговора и влиянием еврейской элиты на умы мирового сообщества, но попытаемся найти другое объяснение.

Процедура обрезания в США действительно очень популярна. Во время Первой Мировой войны, перед тем как отправить солдат США за океан воевать за интересы правительства, их всех обрезали в обязательном порядке. В межвоенный период акушеры были сторонниками проводить обрезание.

Родители, особенно отцы, помня или зная по разговорам, сколь болезненную операцию придется перенести взрослому мужчине, соглашались на эту процедуру для своих детей. В 20-30-ые годы не стоял вопрос о том, будет ли война или нет.

Все понимали, что дело близится к новому мировому коллапсу и готовились его встретить.

Но наибольшую популярность обрезание в США получило в 50-60-ые годы ХХ века. Хотя речь идет не о добровольном выборе, а о принудительном. Инициаторами выступали врачи-акушеры, которые всесторонне оправдывали свою значимость и значимость данной процедуры.

У родителей малышей никто не спрашивал разрешения на подобную операцию, и в результате получилось, что более 90% новорожденных мальчиков того времени оказались обрезанными. Ситуация изменилась к 80-м годам, и родителей начали спрашивать подтверждение разрешения на проведение данной процедуры.

Это снизило процент мальчиков, которые прошли через обрезание, и уже к 90-ым годам только 3 из 5 малышей были подвержены данной манипуляции. Но 60% является достаточно большой цифрой, которая может говорить о популярности этой операции среди населения США.

И обратите внимание, что мужчины, которые прошли ее, пользуются определенным спросом у женщин.

Что такое обрезание и как его делают?

Итак, что представляет собой данная операция? Это в обязательном порядке хирургическое вмешательство, хотя и выборочного типа, направленное на то, чтобы удалить крайнюю плоть полового члена.

Для этой цели не придумали кремов или мазей, которые бы позволили сделать такое удаление без участия хирурга. Помимо крайней плоти, происходит и удаление складок кожи, которые служат для защиты округленного конца самого члена.

Специалисты считают, что лучше всего это удаление проводить на протяжении суток после того, как мальчик родился.

Но не всегда новорожденному можно провести эту операцию. Если его состояние здоровья оставляет желать лучшего, его проводят позже. Недоношенным детям откладывают удаление крайней плоти на более поздний срок.

Это справедливо для культур и обществ, в которых уже сложился определенный ритуал или подход в подобных вопросах. Для других народов, в обычаи которых данная процедура не входит, а представители медицины прохладно относятся к поголовному обрезанию всех малышей, эту операцию проводят в более поздний период.

Как было указано выше, связано это с возникновением таких заболеваний, как фимоз и баланопостит.

Ребенка или мужчину укладывают на спину, фиксируя при этом его руки и ноги в неподвижное состояние. Половой член и окружающая его область очищается, а на головке фиксируется защищающий его прибор.

Далее доктор, используя такие инструменты, как медицинские ножницы и скальпель, удаляет (обрезает) крайнюю плоть.

Удаление этих тканей провоцирует сильнейшую боль, что вполне ожидаемо и не должно вызывать удивления.

Другое дело, что боль можно избежать, для чего применяются различные медикаментозные средства.

Для стран, в которых медицинское обслуживание достаточно развито, а это в полной мере касается и Российской Федерации, обезболивающие не являются редкостью и применяются повсеместно, вплоть до лечения зубов. Методы обезболивания существуют разные.

Могут подвергнуть половой член замораживанию, а могут дать местную анестезию. Помимо этого, используют дорсальную нервную блокаду пениса. Могут прибегнуть к местным анестетикам в виде кремообразной эвтектической смеси.

Какой из этих способов обезболивания использовать при проведении операции, нужно решать с доктором. За ним последнее слово, и основываться он будет на особенностях организма пациента. По крайней мере, так должно быть в идеальных условиях.

Есть ли риски при проведении процедуры?

Каждое хирургическое вмешательство может привести к нежелательным последствиям. Обрезание не является исключением. Сразу после того как была проведена процедура, возникает незначительная опухоль, появляется небольшое кровотечение. Это вполне нормально и к патологии не относится.

Источник: https://zdorovman.ru/dermotologiya/pochemu-nuzhno-delat-obrezanie-i-bolno-li-prohodit-sama-protsedura.html

6 фактов о женском обрезании, которое российский муфтий «прописал» всем женщинам

У нас не спросили. Кому нужно женское обрезание

Оказывается, через эту жестокую процедуру прошли около 200 млн женщин, живущих в разных странах мира.

Председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердиев выступил за обрезание женщин.

«Надо всех женщин обрезать, чтобы разврата не было на Земле, чтобы сексуальность уменьшилась», — заявил он в интервью Интерфаксу.

 «Если бы это было применительно ко всем женщинам, это было бы очень хорошо. Женщину Всевышний создал для того, чтобы она рожала детей и их воспитывала. А это не имеет к этому никакого отношения.

Женщины от этого не перестают рожать. А вот разврата было бы меньше», — заявил муфтий.

Правда, спустя некоторое время, Бердиеву пришлось разъяснить истинный смысл своих высказываний.

«Я не призываю обрезать женщин: это не предписывает ислам, и это просто невозможно. Я говорю о проблеме разврата, о том, что существует проблема, с которой нужно что-то делать», — пояснил муфтий, ранее именно что призывавший обрезать женщин.

1. Что такое женское обрезание

Речь идет о практике частичного или полного удаления наружных женских гениталий (вплоть до полного удаления головки и части тела клитора (клиторидэктомия) и малых половых губ) проводимой без медицинских причин.

Такая процедура распространена в восточных культурах и направлена на снижение сексуального влечения у женщин. Таким образом поведение девушек контролируют в плане сохранения девственности до брака и целомудренной жизни впоследствии.

2. Обрезание сделали сотням миллионов женщин во всем мире

Распространенность женского обрезания в разных странах (% от женского населения)

Сегодня в мире, по оценке ООН, живет около 200 миллионов девочек и женщин, подвергшихся той или иной форме калечащих операций на женских гениталиях и, как минимум, еще три миллиона, ежегодно подвергаются риску этой практики.

Согласно данным The Guardian, во многих странах мира через процедуру обрезания проходит большая часть женщин. Лидерами (в процентном отношении) являются Сомали и Гвинея, в которых суммарно проживает около 10 млн женщин. Получается, что только в этих двух странах обрезание было сделано 9,7 млн жительниц. В Египте проживает около 43 млн женщин, из которых через обрезание прошли почти 40 млн.

3. В России тоже чтут эту традицию

По данным «Правовой инициативы», исследования в Дагестане показали, что все 25 опрошенных в регионе женщин подвергались этой операции, и что практика распространена локально в отдельных высокогорных районах и переселенческих равнинных селах. Авторы исследования предполагают, что обрезанию подверглись десятки тысяч живущих в Дагестане женщин.

Как отмечается, операции подвергаются девочки в возрасте до трех лет, в редких случаях — до 12 лет.

4. Сейчас процедура стала менее жестокой

Правда, о послаблениях респондентки говорят даже с неким разочарованием: «Раньше правильнее делали, сейчас часто только прокалывают». Правда, вот на этих фото (осторожно — жесть!) показана крайняя жестокость процедуры.

5. «Никто не против, все за»

Согласно тому же исследованию, женщины, которые подверглись обрезанию, оправдывают эту практику и выступают за ее сохранение в отношении новых поколений. Даже те, кто воспринимает обрезание как вид насилия, поддержали или собираются поддержать традицию: «Мне делали, и я буду делать своей дочери».

6. Что пишут в соцсетях

В Твиттере не смогли пройти мимо высказываний муфтия, хотя и всерьез к ним, кажется, не отнеслись.

Муфтий призывает к повальному женскому обрезанию,попы предлагают по домострою баб бить палкой..
Девушки,а вам какая религия больше нравится?

— HELO (@AgriDilan) August 17, 2016″ data-tweet-id=»765864674713894912″ data-scribe=»section:subject»> HELO @AgriDilan

Муфтий призывает к повальному женскому обрезанию,попы предлагают по домострою баб бить палкой..
Девушки,а вам какая религия больше нравится?

Приходит женщина в обрезалошную и говорит «мне не сильно, только кончики подравнять»

— МинПанд (@crimeapanda) August 17, 2016″ data-tweet-id=»765865939493683200″ data-scribe=»section:subject»> МинПанд @crimeapanda

Приходит женщина в обрезалошную и говорит «мне не сильно, только кончики подравнять»

Чтоб не допустить морального разложения нации Муфтий предложил к 2020 году всем девушкам отрезать твиттер

— анатолий протеста (@A_Kapustin) August 17, 2016″ data-tweet-id=»765878795228315649″ data-scribe=»section:subject»> анатолий протеста @A_Kapustin

Чтоб не допустить морального разложения нации Муфтий предложил к 2020 году всем девушкам отрезать твиттер

Женское обрезание и резня неверных — всё это из одной книги, просто на разных страницах написано.

— Плейшнер (@Golovopop) August 17, 2016″ data-tweet-id=»765875355605463040″ data-scribe=»section:subject»> Плейшнер @Golovopop

Женское обрезание и резня неверных — всё это из одной книги, просто на разных страницах написано.

published on mirputeshestvij.ru according to the materials -a.ru

Запись 6 фактов о женском обрезании, которое российский муфтий «прописал» всем женщинам взята с сайта Мир Путешествий.

Источник: https://mirputeshestvij.mediasole.ru/6_faktov_o_zhenskom_obrezanii_kotoroe_rossiyskiy_muftiy_propisal_vsem_zhenschinam

Женское обрезание: История одной борьбы

У нас не спросили. Кому нужно женское обрезание

Женское обрезание — жестокий ритуал, практикующийся во многих странах третьего мира.

В его результате частично или полностью удаляются внешние женские гениталии, часто он проводится на совсем маленьких девочках, но в ряде стран обычай предписывает проводить его на девочках, которые помнят боль и страх всю жизнь. Считается, что таким образом девочку готовят к супружеской жизни.

Тем не менее все жертвы этого «обычая» имеют в последствии проблемы с репродуктивным здоровьем. Амината (имя изменено) из Мали эксклюзивно для WoMo рассказывает о своем опыте борьбы с жестокой «традицией».

Предыстория

Я родилась в Бамако, столице Мали. Мои родители — представители среднего класса, мне удалось получить образование в Мали, доучилась я во Франции, а с 2001 года я оказалась в Италии. Мой диплом надо было подтверждать, а на это нужны были средства, поэтому я начала работать в итальянской семье, помогая по хозяйству.

И вот, почти случайно, я узнала о встрече, организованной Союзом итальянских женщин, которая была посвящена женскому обрезанию. Я пришла послушать и, если нужно, рассказать о своем видении проблемы.

Основная мысль встречи была: «Это насилие, которое женщины производят над другими женщинами», мне эта позиция не нравилась и я сразу высказалась о том, что в моем случае я подверглась этому только из-за того, что мой отец настоял на этом. Я сказала, что, конечно, против женского обрезания, но мы по-разному видим проблему.

В большинстве случаев родители не хотят, чтобы дочери страдали, но в Африке и на Ближнем Востоке издавна считается, что это готовит девушку к жизни с мужем. «Зная сегодня, что эта практика вредит женскому здоровью, мы должны отказаться от этой традиции», — сказала я.

Я надеялась, что когда-нибудь открою в Бамако центр юридической помощи для женщин и детей. Даже моя дипломная работа называлась «Семейное насилие и его юридические последствия».

Разница менталитетов

Через какое-то время я стала активно выступать на мероприятиях, организованных Союзом итальянских женщин, и говорить о проблеме женского обрезания.

Скажу честно, я во многом изменила свои «умеренные» взгляды на проблему, получив достаточную информацию о том, насколько эта практика угрожает женскому здоровью.

Один педиатр из Бамако рассказал на Всеафриканском конгрессе против женского обрезания о случае, когда одна женщина принесла в больницу маленькую дочь, у которой началось заражение крови, и не могла поверить врачам, которые говорили, что инфекцию ребенку занесли при обрезании.

Мать, которой в свое время вынуждены были сделать при родах эпизиотомию — рассечение промежности из-за того, что ее влагалище было зашито, даже не подумала о том, насколько травматично то, чему она подвергла и свою дочь. Когда врачам удалось убедить ее, она в отчаянии заявила: «Я никогда больше не сделаю этого ни одной из моих дочерей!»

Проблема в том, что в Африке не только родители принимают решения в отношении своих детей. У нас семья включает всех дядюшек и тетушек, бабушек и племянниц.

Поэтому вы можете быть сто раз против обрезания, но в один прекрасный день вы оставите дочь на попечение родственника, а вернувшись, узнаете, что ребенку сделали обрезание. И ничего не сможете поделать.

Если случится что-то страшное, вы должны смириться — значит, такая судьба. В Мали, если девушка не вышла замуж — она живет в доме отца, если она развелась — снова возвращается в родительский дом. Ни одна женщина в Африке не может свободно принять решение не иметь детей.

Дети — гордость женщины, а если у кого-то нет детей из-за проблем со здоровьем, они считаются несчастными и нереализованными. При этом у нас все ужасно боятся общественного порицания.

Женское обрезание и полигамия

Тем не менее я хочу сказать, что есть тенденция к улучшению, если говорить о худших, более страшных практиках обрезания, то в подавляющем большинстве стран их больше не делают и даже не говорят о них. Я уверена, что и с удалением клитора — самой распространенной практикой в Африке, рано или поздно будет покончено, нужно только говорить об этом больше.

Представьте себе, что многие женщины даже не связывают свои проблемы со здоровьем с нанесенными им увечьями, а это не только риск инфекций, это и отсутствие полового влечения, вагинальная сухость, болезненный половой акт.

Я бы сказала, что женское обрезание — один из факторов, подпитывающих полигамию: мужчина не удовлетворен женой, которой больно и неприятно, поэтому он берет еще одну. Как реагируют на это женщины? Нужно сказать, что первая жена может согласиться или не согласиться на появление новой супруги. Обычно те, кто живет в городе, более образованные — против.

Они хотят семью европейского образца. В деревне же женщина часто рада, что муж возьмет еще одну жену — наконец-то можно будет разделить с кем-то работу, которой у наших женщин очень много.

Возвращение в Мали

В Африке женщины занимают должности министров, прокуроров, адвокатов, преподавателей, врачей — те из них, кому удалось получить образование. Остальные занимаются мелкой коммерцией. У нас очень популярны группы женщин, которые по сути являются и кассами взаимопомощи и клубами по интересам, — более 80% женщин состоит в одной или нескольких таких группах.

Нужно сказать, что теперь женское обрезание все чаще не практикуется в семьях с достаточным уровнем образования, но даже мне, при матери-медике и отце-адвокате не удалось избежать этого ритуала. Впрочем, это было 30 лет назад.

Получив помощь от Союза итальянских женщин на открытие моего юридического центра в Бамако, я вернулась в Африку в полной уверенности, что достаточно все объяснить — и все поймут, что обрезание — это плохо. Должна сказать, что я встретила непонимание среди многих людей. «Это наши традиции!» — говорили они.

Даже несмотря на то, что многие мусульманские теологи издали фетву, признающую женское обрезание грехом.

И хотя широкая общественная кампания способствовала тому, что эту практику официально запретили в Египте и Эритрее (а 28 ноября 2012 ООН приняла резолюцию, запрещающую женское обрезание), к сожалению, в африканских деревнях, где у женщин нет доступа к информации о вреде этой практики, девочки продолжают страдать. Всего в мире сейчас около 200 миллионов женщин, каждый день страдающих из-за последствий этой жестокой практики. И работать нужно и дальше, чтобы прекратить это. Всем нам.

кадры из фильмов «Муладе» и «Цветок пустыни»о женском обрезании

Источник: http://womo.ua/zhenskoe-obrezanie-istoriya-odnoy-borbyi/

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.