Откровения частного детектива о супружеских изменах

Сомневаетесь в верности жены? Нужно проверить честность и состоятельность бизнес-партнера или проследить за ребенком, связавшимся с дурной компанией? Несмотря на то, что уже почти 20 лет деятельность частных сыщиков в нашей стране вне закона, спрос рождает предложение. Корреспондент «Витебских вестей» убедился в этом, проведя журналистское расследование.

Содержание

В поисках сыщика

Объявлений об услугах частных детективов в Беларуси не встретишь в газетах или на досках объявлений. Даже в интернете на запрос «Частный детектив в Витебске и области» находятся лишь ссылки на столичных специалистов, правда, «работающих в регионах и даже за границей».

Обнаружилось несколько страничек детективных агентств. Но один ресурс не открылся, так как находится в «списке сайтов с ограниченным доступом», а на другом с сыщиками можно было связаться, только отправив запрос на электронную почту.

Имелась также реклама одного предпринимателя, предоставляющего услуги частного сыска и наблюдения «не противоправными средствами».

Еще один вариант нанять «наблюдателя» — оставить заявку на специальном интернет-портале поручений, где наравне с услугами, например, по оклейке обоев или выгулу собак, есть и частный сыск.

В общем, при большом желании найти частного детектива можно. Часто такие услуги рекламируют только как информационные, но на деле это ширма.

Еще один вывод: реально работающих сыщиков в Беларуси немного, по моим подсчетам, не более 5−10 человек, большинству из которых я написал или позвонил.

На этом этапе отсеялось еще несколько человек: у одного постоянно недоступен номер мобильного, другой абонент включен в режим запрета входящих звонков. Еще двое, с которыми можно было связаться, отправив электронный запрос, попросту не ответили.

«Слежка» за женой

Легенду я придумал такую: есть подозрения на неверность жены, она скоро уезжает в двухдневную командировку, а реально, скорее всего, на встречу с любовником.

С просьбой проследить за супругой я и обратился по телефону к четырем «информаторам». На предварительной консультации меня интересовали три вопроса: расходы, необходимое время и доказательства, которые мне смогут предоставить.

Первый детектив — по голосу молодой парень — нашел меня сам по заявке на сайте поручений. Выслушав мою историю, сообщил, что его услуги стоят от 250 рублей в день (около 14 часов наблюдения), а выявление факта измены — дело недолгое, должно хватить нескольких дней. Отчет почасовой, в виде фото и видео, при желании наблюдение можно даже транслировать онлайн.

— Ну, а если жена с любовником закроются в номере гостиницы? — задаю провокационный вопрос. — Сможете запечатлеть факт измены в помещении?

 — К сожалению, нет, — разочаровал детектив. — Нужны спецсредства, которыми я не пользуюсь. Это противозаконно. Но, поверьте, вам хватит уже того, что подтвердится факт встречи с другим мужчиной, да еще поход с ним в гостиничный номер.

К делу мой собеседник, который проживает в Минске, был готов приступить сразу, но потребовал стопроцентную предоплату как минимум за день работы.

Признаюсь, это несколько смутило, ведь кроме номера мобильного телефона, от которого при желании можно легко избавиться, никакой информации о детективе у меня не было. Чем не вид мошенничества? Взял деньги и исчез.

Вряд ли обманутый клиент, обратившийся к мнимому сыщику по щепетильному поводу, побежит в милицию…

Своими сомнениями я поделился с другим детективом. Он назвался Владимиром и признался, что сыщиков в стране слишком мало, и те, кто действительно работает, очень дорожат своей репутацией — ради нескольких сотен долларов не будут рисковать карьерой (а возможно, и свободой).

Владимир пообещал мне вывести жену на чистую воду за 1−2 дня (с условием, что я дам точную наводку по предполагаемому месту и времени измены) и попросил за это около 300−400 у.е. (20 долларов в час). В качестве гарантий нужен небольшой залог. Отчет — фото и видео, но с обычного телефона.

Во время разговора детектив был очень осторожен. Все время исправлял мои слова: не «слежка», а «наблюдение», не «прослушка», а «запись на телефон». Естественно, ни о каких «постельных» доказательствах речи не было. Когда я открыл карты и сообщил, что журналист, Владимир признался, что почти сразу меня раскусил.

— Обычно мужья, подозревающие жен в измене, не столь откровенны и не задают по телефону так много общих вопросов, — объяснил детектив. — Деятельность на грани закона, и приходится быть осторожным.

Каждое лишнее слово — статья УК. Хотя такая ситуация ненормальная.

В России частный сыск разрешен, чем мы хуже? Спрос на такого рода информационные услуги есть, но все делается подпольно — без налогов и нормальных гарантий.

Общаясь еще с двумя сыщиками, я постарался действовать аккуратнее. Цены у них тоже немаленькие — 100 и 150 у.е. за сутки слежки. Зато оба пообещали мне предоставить в отчете при необходимости и более интимные доказательства измены. Но подробности захотели обсудить только при встрече и после получения предоплаты за заказ.

— В Беларуси очень доверчивые люди, — впоследствии разоткровенничался один из детективов. — Поэтому если клиент хочет увидеть или услышать интимные подробности, то это возможно.

Зная постоянное место встреч любовников, например, в отеле или загородной усадьбе, легко поставить там жучки и камеры, за небольшую плату договорившись с горничной или администратором. Или проникнуть туда как телефонист или сантехник.

Народ у нас зачастую доверяет человеку в спецодежде, даже документы не спросят.

Раскрываем карты

Собеседников я обманывал недолго: выяснив вопросы по легенде, извинялся и признавался, что журналист. Просил о небольшом интервью инкогнито. Три информатора кое-что рассказали, а четвертый, пообещав побеседовать на следующий день, перестал отвечать на звонки.

Все сыщики, которых удалось разговорить, знают, что нарушают права человека на частную жизнь, а значит, Административный и Уголовный кодексы. Но осторожничают, утверждают, что предоставляют лишь «информационные услуги из открытых источников», не используют спецсредства для слежки (а что ты скажешь журналисту?). Поэтому пока с правоохранителями проблем нет.

70−80% заказов — выявление супружеской неверности или, как говорят сыщики, «бытовуха». Чаще всего за помощью обращаются обманутые мужья. Собранные доказательства зачастую нужны на суде для расторжения брачного контракта.

Хотя случаются и необычные истории. Например, однажды любовник нанимал детектива, чтобы тот ненавязчиво намекнул мужу об измене и тогда супруг отпустит благоверную на свободу, в объятия к другому.

Как-то к сыщику обратились родители, недовольные сердечным выбором дочери. Они хотели с помощью детектива уличить молодого человека девушки в измене.

Но когда это не удалось, родители пошли дальше — детективу пришлось найти и афишировать другие слабости парня. В итоге отношения все же расстроили.

Часто сыщиков просят понаблюдать за детьми-подростками, их компанией, узнать про вредные привычки. Обращаются бизнесмены, которые хотят проверить экономическую состоятельность потенциальных партнеров перед крупной сделкой. Случается искать должников, скрывающихся в России. Иногда нужно собирать компромат на бизнес-партнеров или выступать в роли «тайных покупателей».

Для всех моих собеседников частный сыск — интересное хобби, но не основной заработок. Хотя все занимаются этим не один год, но из-за невозможности открыто заявить о себе получают не так уж и много заказов, зачастую приходится выезжать на работу в Россию.

О методике частного сыска белорусские детективы говорят неохотно, что и понятно. Кто-то использует старые связи в правоохранительных органах, кто-то в поисках информации мониторит социальные сети и интернет, некоторые даже отправляют официальные запросы в госорганы. Но львиная доля работы — «в поле», банальная слежка за объектом и фиксация всех его встреч.

— Не стоит думать, что это просто, — пояснил один из детективов. — Порой достаточно дважды встретиться с «объектом» глазами — и ты провалился. Люди, которые делают какие-нибудь гадости, чувствуют, когда за ними наблюдают. А в 90% случаев подозрения, с которыми к нам обращаются клиенты, подтверждаются.

Фото с сайта sb.by

На грани фола

Легальная частная детективная деятельность в республике осуществлялась недолго. В конце 1998 года появился декрет президента № 24 «О мерах по совершенствованию охранной деятельности в Республике Беларусь». Согласно ему ликвидировалась частная охранная деятельность вместе с детективной.

Заместитель начальника отдела по надзору за соответствием закону судебных решений по уголовным делам областной прокуратуры Виталий Сузанский подчеркивает, что сейчас любой частный сыск в Беларуси нелегален, и человека, который им занимается, можно привлечь к ответственности по нескольким статьям Уголовного и Административного кодексов.

Во-первых, за незаконную предпринимательскую деятельность, но только в случае получения дохода в крупном и особо крупном размере — от 1000 базовых величин. К тому же предпринимательство подразумевает систематическую деятельность, а разовый случай вряд ли приведет к судебному преследованию.

Во-вторых, за нарушение неприкосновенности жилища и иных владений граждан, если оно имеет место. Незаконное собирание или распространение информации о частной жизни чревато ответственностью, только если эти действия приводят к определенным последствиям либо если для сбора информации используются специальные технические средства.

Здесь способ защиты зависит от потерпевшей стороны. Например, неверный супруг заявит о нарушении своих прав вследствие развода (и суд примет это обстоятельство во внимание) либо у частного сыщика будут обнаружат скрытую видеокамеру, подслушивающее устройство (ст. 376 УК — наказание от штрафа до лишения свободы).

Если сыщик подслушивает телефонные разговоры или читает переписку, возможна ответственность по статье «Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, телеграфных или иных сообщений» (ст. 203 УК — наказание до 2 лет лишения свободы).

Предусматривается также ответственность за несанкционированный доступ к компьютерной информации, совершенный из корыстной или иной личной заинтересованности, и неправомерное завладение компьютерной информацией. Ведь не исключено, что детектив попытается добыть интересующие его сведения путем взлома электронной почты, страниц в соцсетях и т.п.

За умышленное разглашение коммерческой или иной охраняемой законом тайны без согласия ее владельца лицом, которому эта тайна известна в связи с его профессиональной или служебной деятельностью, грозит административное наказание в виде штрафа от 4 до 20 базовых величин.

Впрочем, по информации Виталия Сузанского, перечисленные статьи УК и КоАП применяют в нашем регионе крайне редко. Из недавних — штраф в размере 100 базовых величин парню из Витебска, который следил за бывшей возлюбленной через сайт мобильного оператора. Еще пример: несколько лет назад витеблянин получил судимость за то, что закупал из Китая для перепродажи ручки со встроенными камерами.

— Примеров, конечно, немного, — объяснил Виталий Сузанский. — Это связано с тем, что такие незаконные действия латентны и часто их жертвы попросту не знают о них, не обращаются в милицию. Но каждый имеет право на защиту личной жизни, даже если это неверная жена. Мы все свободные люди.

Вместо эпилога

Хотя частные детективы вне закона, спрос на их услуги, очевидно, есть и будет. Да, они вряд ли доступны для многих, но все же. Другое дело, что тайный статус сыщиков, открывает много возможностей для мошенничества и другой «самодеятельности». Кто знает, может имеет смысл перейти от запретов к регулированию этой сферы.

Источник: https://news.tut.by/society/553595.html

За вами хвост: частный детектив о неверных супругах и спайсах

Откровения частного детектива о супружеских изменах

Частный детектив Влад на встречу приходит пешком (его машину никто не должен видеть), и первым в толпе безошибочно узнает корреспондента Sputnik. Главное условие собеседника — конфиденциальность, и собственная, и клиента.

После выполнения задания он удаляет всю информацию о клиентах, включая номера автомобилей и имена, так что если через месяц у бывшего клиента рецидив ревности, всю информацию приходится предоставлять заново.

Собственная конфиденциальность не менее важна — деятельность частного детектива в Беларуси не лицензируется, предоставлять подобные услуги — значит нарушать Административный кодекс. Кроме МВД заинтересоваться сыщиком могут и налоговые органы.

Мы гарантировали детективу анонимность, а он рассказал нам, как взломать чужую переписку и застать супруга за изменой — и стоит ли.

Дети и спайсы

В России стоимость одного дня работы частного детектива доходит до тысячи долларов. Там подобная деятельность лицензируется, законом не запрещена, и, что важнее, не запрещено использование спецсредств.

© REUTERS

«Спайс»: казнить, нельзя помиловать!

«Получить информацию с чужого телефона там несложно: сделать это можно с помощью переносной станции сотовой связи, с которой связывается телефон объекта. В результате вся информация с его девайса попадает к сыщику. В Беларуси даже хороший фотоаппарат считается спецсредством, использовать которые запрещает Уголовный кодекс», — рассказал детектив, который представился для Sputnik именем Влад.

Потому в Беларуси состоятельные клиенты обращаются за услугами к россиянам, где детективные частные агентства — сфера бизнеса.

«У нас главные средства — автомобиль и фотоаппарат. Начал заниматься этим, потому что сам был в сложной ситуации, возникла внутренняя потребность помогать другим. Первое дело было связано со слежением за подростком, который подсел на спайсы», — рассказал детектив Влад.

Предоставив родителям студента видеозаписи, на которых сын покупает запрещенные вещества, Влад продолжил работу и от имени сотрудники МВД позвонил объекту слежки. Таким простым способом со спайсами было покончено, и подростка увезли на лечение за границу. Родители, которые беспокоятся за детей — одни из главных клиентов Влада.

«Часто кажется, что к тебе обращается благополучная семья. Ни отец, ни мать не могут понять, как ребенок связался с дурной компанией. А копнешь глубже, оказывается, что в отношениях не все ладно. Я не осуждаю родителей, которые следят за детьми, их можно понять», — уверен детектив.

Родители обращаются к детективу потому, что идти в милицию они не хотят — пожаловавшись на то, что ребенок связался с дурной компанией, родители могут навредить и навлечь уголовную ответственность.

В Беларуси за незаконное хранение наркотиков ст. 328 Уголовного кодекса предусматривает ограничение свободы на срок до пяти лет или лишение свободы на срок от двух до пяти лет.

Порой родители обращаются к участковым милиционерам, которые, по словам Влада, ближе к народу.

Когда Влад начинал заниматься предоставлением детективных услуг, конкуренции на рынке практически не было, сейчас же ему нередко поступают звонки от других детективов, которые под видом клиентов интересуются стоимостью услуг.

Сколько стоит день работы детектива, сыщик не рассказал даже Sputnik, отметив только, что простую слежку за человеком может позволить себе едва ли не каждый.

Самая высокая расценка — за выезд за пределы Минска, когда следить за объектом нужно не два вечерних часа, а весь день.

Кроме конкурентов звонят детективу и из налоговой, и из МВД. Первые даже приходят на встречу, но Влад говорит, что отличить человека, который желает вывести тебя на чистую воду, от того, кто обращается за помощью, несложно. Из МВД порой звонят с просьбой взломать чужой аккаунт, но детектив отказывается — такие задания могут обернуться уголовной ответственностью.

«Мое образование помогает: не буду рассказывать, на кого и где я учился, так как моя деятельность конфиденциальна, скажу лишь, что если сыщику из МВД помогает юридическое, химическое образование, то мне — умение разбираться в химических веществах, возможность оценивать их, навыки вождения и общения», — рассказал собеседник Sputnik.

Изменяет или паранойя?

«Предвижу ваш следующий вопрос — кто чаще изменят? Одинаково, и обращаются за услугами и мужчины, и женщины», — рассказал детектив.

Порой детективу приходится проверять юридический адрес фирмы из Беларуси для зарубежных коллег, но главный запрос — измены. Детектив уверяет, что чаще клиенту нужно просто выговориться: обращаясь за услугой к сыщику, клиент чаще всего уже знает о факте измены и фотографии не повлияют на решение бросить неверного супруга или простить его. Свои услуги сыщик называет помощью.

Порой приходится работать с жертвами недобросовестных конкурентов.

«Некоторых детективов, которые занимались слежкой, вскрывали. В моей практике такого не было. Но если человек хоть раз заметил за собой слежку, он будет осторожен.

Поэтому сложно работать с такими клиентами: один раз следил за девушкой, которая однажды уже обнаружила за собой детектива. Еду за ее машиной, а она резко разворачивает машину и отправляется в другую сторону.

Разумеется, продолжать слежку бессмысленно», — пояснил детектив и сказал, что в такой ситуации разумнее поставить на машину маячок.

Оказывается, это можно сделать на автосервисе и легально — GPS-навигатор придуман для борьбы с угонами, но может сработать и как средство слежения за потенциально неверными супругами.

«Даже на собаку можно повесить маячок. Выглядит он как коробочка, если человек невнимательный, можно подбросить его в капюшон, но нежелательно. Это не считается спецсредством.

Я могу дать маяк, но его нужно перерегистрировать на клиента, таким образом он сам берет на себя ответственность, потому что вскрытая слежка может стать причиной иска, обвинением в посягательстве на тайну личной жизни», — рассказал детектив.

Влад всегда предупреждает клиентов, что слежка за человеком — нарушение законодательства. Но считает, что изменщик нарушает не закон, но моральные правила.

«Ревность убивает человека. Мы же не наказываем того, кто изменил, за то, что часть жизни отнял у близкого, бывает, ревность доводит до сердечных приступов. Одно дело слежка с целью обмана, но другое — в приступе обиды, ревности. Конечно, бывают и случаи надумывания, когда супруг заказывает слежку за верным ему человеком.

Жаль, что чаще подозрения оправдываются. Часто даже не берусь за дело, потому что клиент утверждает, что все, что нужно, прочел в переписке супруга. Зачем ему другие доказательства? Человек, который знает об измене, скорее всего, ничего не предпримет.

А настроенный решительно и без детектива все сам узнает и прерывает отношения», — считает Влад.

Как понять, что за вами следят

Детектив почти никогда не выходит на связь с человеком, за которым установлена слежка, разве что клиент попросит об этом.

«Дела, когда нужен был личный контакт, бывали. Например, однажды нужно было перенастроить психологическое состояние ребенка, убедить девушку уехать на учебу за рубеж, хоть она этого не хотела — здесь у нее была любовь. Насколько серьезными были эти чувства, судить не могу. Подробностей этого дела рассказать не могу, чтобы не быть рассекреченным», — пояснил Влад.

Детектив настоятельно не советует обращаться к тем, кто обещает взломать переписку в социальных сетях. Последние тратят большие суммы на защиту пользователей, большинство предложений — мошенничество.

«Во-первых, это нарушение уголовного законодательства. Во-вторых, у вас просто, скорее всего, вымогают деньги. Берут фото профиля человека, которого нужно взломать, имитируют взлом переписки, вставляя рядом с сообщениями фотографии его друзей, матируют изображение так, чтобы почти ничего не было видно.

Человек, увидев почти взломанную страницу, особенно разглядев среди сообщений «Люблю тебя, целую» бросается оплачивать работу. Если муж, который подозревает измену, видит такое, тормоза отключаются мгновенно, человек огромные деньги перечисляет россиянам, со стороны которых в итоге — молчание.

Подобное проделывается в автоматическом режиме, скорее всего, с вами говорит робот. Многие люди обращались с жалобами на таких мошенников. Я часто говорю клиентам — вам не нужно знать, что в переписке, вам нужно выяснить, обманывают ли вас.

Если человек сказал, что в такое-то время он будет на работе, а сам замечен вне работы — обман доказан», — говорит детектив.

За время наблюдений Влад сделал вывод: проблемы в семье начинаются, когда повышается материальное состояние. Мужчина изменяет, когда у него появляются деньги — «мужчине нужна власть, он изменяет ради эго».

Женщины — когда появилась возможность посещать салоны, ходить по магазинам и требовать «повышенного внимания».

«Главные ошибки клиентов — завышенное самомнение. Родители считают, что они очень хорошие и часто не могут понять, как ребенок дошел до наркотиков. Но копнул — и сразу нашел грязь в отношениях. То же самое в отношениях между мужчиной и женщиной.

Я не сторонник мнения, будто люди изменяют из-за сложностей в семье. Причина всегда в изменщике. Есть ведь библейская заповедь, которую не нужно нарушать.

А если нарушаете — помните, что за вами всегда может следить частный детектив», — резюмировал Влад.

Пожелав корреспонденту Sputnik никогда не обращаться к детективу по личному делу, Влад скрылся, и мы так и не узнали, какая у него машина.

Теги: Минск Ссылка на источник 408

Источник: http://news.21.by/other-news/2017/03/05/1303729.html

Частный детектив, расследующий супружеские измены:

Откровения частного детектива о супружеских изменах

job-sbu.org

Кристиан Сидерис, детектив и глава частного женевского сыскного агентстваCS Enquêtes SA, оказывающего услуги по всему миру и объединяющего профессионалов с опытом работы в полиции и разведывательных службах, согласился искренне ответить на наши вопросы о слежке за супругами.

– Кристиан, вам доводилось когда-нибудь вести расследование супружеской измены?

– Да, конечно! Несмотря на то, что большинство наших дел носит экономический характер, 20-30% от общего количества расследований связаны с супружескими изменами.

– Кто чаще обращается с такой просьбой: мужчины или женщины?

– Соотношение примерно таково: 40% мужчин и 60% женщин.

– И часто подтверждаются подозрения клиента?

– Подозрения женщин оказываются правдой в 95% случаев: это огромная цифра. Я действительно думаю, что у женщин есть шестое чувство, которого у нас нет. Оставшиеся 5% можно объяснить параноидальными настроениями или тем, что объекты нашей слежки оказывались хитрее нас.

Мы рассматриваем с большой осторожностью просьбы мужей следить за их женами, потому что некоторые мужчины могут быть болезненно ревнивы или использовать затем полученную информацию в целях манипуляции. Мы опасаемся того, что мужчина может повести себя жестоко по отношению к женщине.

Если у нас есть серьезные сомнения, то мы предпочитаем не браться за дело (и таких случаев было много).

– Какой случай был самым смешным в вашей работе?

– У меня их много! Они не столько смешные, сколько комичные. Например, однажды вечером в одной деревне далеко от города мы установили слежку за супругом. Мужчина, владелец ресторана, заканчивает работу в 22.00, садится в машину и уезжает.

По дороге он незаметно подбирает одну из своих официанток, которая ушла с работы на час раньше него, чтобы отвести всякие подозрения. Пара приезжает в гостиницу, хозяин которой является их знакомым и в которой мужчина снимает номер не на свое имя. Мы сообщаем об этом жене. Супруга тут же выезжает, она в бешенстве.

Через 45 минут женщина добирается на такси и решает спрятаться в машине мужа, чтобы там его подождать (у нее был дубликат ключей). Но только она там запирается, как срабатывает автомобильная сигнализация! Мужчина слышит сигнализацию и высовывает голову в окно, думая, что кто-то пытается угнать его машину.

Он заворачивается в полотенце и выходит с палкой в руках. Мы слышим, как он гордо заявляет своей любовнице (официантке): «Сейчас я ему покажу!». Он подходит к машине, и оттуда внезапно выпрыгивает его жена. От неожиданности мужчина роняет палку и пускается наутек. Женщина подбирает палку и с воплями бежит за мужем.

Вдруг муж выпускает из рук прикрывавшее его полотенце и оказывается абсолютно голым посреди деревни, убегая от собственной жены. Через несколько минут женщина возвращается, неся в руках полотенце и палку, и уезжает на машине мужа.

Только представьте себе этого мужчину, который направляется обратно в отель ночью без полотенца, без палки и без машины. Мы с коллегой были недалеко в укрытии и не упустили ни одной детали этой сцены.

– Что было самым неожиданным в вашей практике?

– Мужчина, который изменял своей жене с другим мужчиной! Это был настоящий плейбой, и мы очень удивились (и наша клиентка тоже), когда вместо блондинки увидели рядом с ним другого мужчину, полного и волосатого.

 — Обращались ли к вам клиенты из стран Восточной Европы?

 -Да, у нас было много клиентов из Восточной Европы: поляки, русские, украинцы. Были также клиенты из Кыргызстана (но это уже скорее Центральная Азия).

 — Существуют ли какие-то особенности поведения клиентов, обусловленные национальными различиями?

 — Конечно, можно с уверенностью говорить о национальных и культурных особенностях. Оставаясь в рамках темы нашей беседы, я бы сказал, что, узнав об измене, мужчины и женщины, какими бы ни было их происхождение, образование и социальный статус, ведут себя одинаково! Именно в этот момент, отдаешь себе отчет, что мы все люди, все похожи и все чувствуем примерно одно и то же.

– Что вы можете посоветовать тем, кто подозревает своего партнера в измене?

– Попытаться прояснить ситуацию, потому что с течением времени сомнения становятся невыносимыми и мучительными. Мужчина может изменить, не испытывая никаких чувств, просто, чтобы почувствовать себя «мачо».

Если женщина идет на измену, то, скорее всего, у нее есть какие-то чувства к другому, а это намного серьезнее. Я также считаю, что если пара является настоящей «командой», то они должны уметь друг друга прощать.

Но только в первый раз…

– Как вы считаете, стоит ли всегда знать правду?

– Нет, не всю правду нужно знать. Но ведь в наше время измена может стать причиной смерти. К несчастью, у меня есть клиенты, которым неверный партнер передал венерическое заболевание и даже ВИЧ. Поэтому я думаю, что знать, где и с кем твой партнер, важно, в том числе и для собственного здоровья.

– Вы когда-нибудь задумывались над тем, чтобы следить за собственной женой?

– Честно говоря, да, я это делал… И она об этом знает. Поговорка «сапожник без сапог» ко мне не относится.

– Не мешает ли вам профессиональный опыт верить в любовь, брак и верность?

– Таковы правила игры! Если говорить серьезно, то при 100-процентной уверенности в своей второй половинке вам может не хватать остроты.

Да, я верю в любовь, а вот в браке, тем более после 10 лет, нужно все время изобретать что-то новое, чтобы он не превратился в витрину, демонстрирующую несуществующие отношения, или в привычку.

Я верю в женскую верность, но мужская верность встречается сегодня все реже.

А вы готовы были бы обратиться к частному детективу, чтобы рассеять свои сомнения?

Источник: https://lady.tut.by/news/work/402611.html

 — Обращались ли к вам клиенты из стран Восточной Европы?

 -Да, у нас было много клиентов из Восточной Европы: поляки, русские, украинцы. Были также клиенты из Кыргызстана (но это уже скорее Центральная Азия).

 — Существуют ли какие-то особенности поведения клиентов, обусловленные национальными различиями?

 — Конечно, можно с уверенностью говорить о национальных и культурных особенностях. Оставаясь в рамках темы нашей беседы, я бы сказал, что, узнав об измене, мужчины и женщины, какими бы ни было их происхождение, образование и социальный статус, ведут себя одинаково! Именно в этот момент, отдаешь себе отчет, что мы все люди, все похожи и все чувствуем примерно одно и то же.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.