Не только шпалы таскать. Женщины в мужских профессиях

Содержание

Куда пропали все женщины-программисты?

Не только шпалы таскать. Женщины в мужских профессиях

На заре зарождения информатики, «когда компьютеры были большие», программирование отнюдь не было мужской профессией. Что же произошло, и куда подевались все женщины-программисты?

Грейс «Удивительная» Хоппер — американский учёный, разработчик первого компилятора для языка программирования, одна из первых, кто писал программы для гарвардского компьютера Марк I Фотография: Computer History Museum, конец 1960-х

Американская ситуация

В современной информатике в основном мужчины. Но так было не всегда. Множество пионеров вычислительных наук — люди, которые программировали первые компьютеры — были женщинами.

В течении некоторого времени количество женщин изучающих информатику росло быстрее, чем количество мужчин. Но в 1984м году что-то изменилось. Процент женщин в информатике перестал расти а затем даже упал, несмотря на то, что доля женщин в технических областях продолжала расти.

Что случилось?

Мы провели несколько последних недель пытаясь ответить на этот вопрос, но не нашли одного конкретного и ясного ответа.

Но вот хорошее место, чтобы начать: доля женщин в информатике начала падать примерно в то же самое время когда персональные компьютеры появились в домах США в значительных количествах. Те ранние персональные компьютеры не были чем-то существенно большим, чем игрушки.

Можно было играть в пинг-понг или простые шутеры, может быть немного писать. Эти игрушки были маркетированы почти полностью для мужчин и мальчиков.

Эта идея, что компьютеры — для мальчиков, стала историей которую мы рассказываем сами себе о компьютерной революции. Она помогла определить кто такие гики, и создать техническую культуру.

Фильмы, такие как Weird Science, Revenge of the Nerds и War Games все вышли в 80х.

Выводы их сюжета равнозначны следующим: неловкие гики, мальчики-гении, используют техническую смекалку, чтобы победить невзгоды и врагов и чтобы завоевать девушек.

В 1990х исследователь Джейн Марголис опросила сотни студентов факультета Computer Science (Информатика — прим. пер.) университета Carnegie Mellon, который имеет одну из самых топовых программ в США (реально вышак для инженеров и иже с ними — прим. пер.).

Она выяснила, что семьи более охотно покупали компьютеры для мальчиков, чем для девочек, даже если девочки были сильно увлечены компьютерами. Это сильно повлияло на этих детей, когда они пошли в университет.

Так как персональные компьютеры стали более обычным явлением, профессора информатики все более часто предполагали, что студенты выросли, играя с компьютерами дома.

Патрисия Ордонез (Patricia Ordonez) не имела дома компьютера, но она была математическим виртуозом в школе.

«Моя учительница осознала, что я была очень хороша в решении задач, поэтому она вытаскивала меня и еще одного мальчика заниматься продвинутой математикой», говорит она.

«Мы занимались математикой вместо отдыха!»

Поэтому, когда Ордонез поступила в Carnegie Mellon в 80х, она решила, что она будет заниматься или computer science или electrical engineering. Затем она взяла свой первый урок и поняла, что большинство парней в ее классе были намного впереди нее, потому что они с детства играли с компьютерами.

«Я помню один раз я спросила вопрос у профессора, профессор остановился, посмотрел на меня и сказал, „Ты уже должна знать это“,» она вспоминает.

«И я подумала, что у меня никогда не получится преуспеть».

В 70-х такого бы никогда не случилось: профессора в классах предполагали, что их студенты пришли ни с чем. Но в 80-х это изменилось. Ордонез закончила этот класс, но получила первую С (аналогично оценке «3» — прим. пер.) в своей жизни. В конце концов она бросила программу и перешла на факультет иностранных языков.

Более чем через 10 лет она снова вернулась к компьютерам. Она нашла учителя и в конце концов получила PhD. in computer science. Теперь она профессор информатики в университете в Пуэрто Рико.

www.npr.org/blogs/money/2014/10/21/357629765/when-women-stopped-coding

PS Кстати, в фондах НАСА www.nasa.gov/mission_pages/explorer/computers.html (из наших не нашел, хотя всё было аналогично) можно посмотреть фотографию космических компьютеров, использовавшихся обсчета результатов запусков первых американских ИСЗ — «Эксплореров». Вот они:

До появления ЭВМ слово computer — «вычислитель» — означало человека, вооруженного арифмометром, таблицами и логарифмической линейкой, производившего вычисления. Работа оплачивалась довольно дешево, и нанимались на нее в основном девочки сразу по окончании школы.)

В СССР то же самое было. И не только космос, водородную бомбу и кучу мелких проектов считали женскими коллективами на Мерседесах (это арифмометры такие, можно встретить упоминанеи у Стругацких в Улитке на склоне и где-то ещё у них). При этом основные затраты времени приходились на интерконнект и перепроверку расчетов.

PPS В ПВО на Сары-Шагане- этим занимались уже солдатики, причем даже во времена первых электронных калькуляторов. Первые на сколько помню стоили в 2 зарплаты, потом как одна у молодого инженера.

PPPS В США издана книга «Когда компьютеры были людьми», вот статья Дэвида Скиннера на англ. по этому поводу в в The Weekly Standard

www.thenewatlantis.com/publications/the-age-of-female-computers

Источник: https://Professionali.ru/Soobschestva/it-specialisty/kuda-propali-vse-zhenschiny-programmisty/

Женщины в мужской профессии: столяр, матадор, оружейник, гондольер, дальнобойщик

Не только шпалы таскать. Женщины в мужских профессиях

Рада видеть вас на блоге)

Иногда прочту какую-нибудь любопытную информацию и потом в течение долгого времени вспоминаю о прочитанном. Чаще всего меня впечатляют истории о людях, которые достигли каких-то неожиданных результатов, совершили необычные поступки ну или вся их жизнь сплошной необычный поступок))

Несколько статей о таких людях я уже писала: «После сорока жизнь только начинается? Нет, она начинается после 60-ти!» и «Возраст не главное», или вот еще «Невероятная любовь — 5 прекрасных историй».

А недавно встретила информацию о женщинах в мужской профессии, которая тоже показалась любопытной, видимо всегда впечатляет то, чем наверняка не смог бы заниматься сам.

В принципе, женщины в мужских профессиях не такая уж экзотика, я даже вспомнила о знакомой, которая всю жизнь занималась «неженским» делом – работала сварщиком.

Вот и сегодняшние героини точно так же занимаются делами, которые обычно по вкусу, по силам и по возможностям мужчинам. Тем не менее, дамы прекрасно справляются со всеми сложностями, сделав выбранную профессию делом своей жизни.

Женщина матадор

Вообще-то, даже строгая католическая религия никогда не запрещала испанским женщинам участвовать в национальном развлечении – корриде.

Так, например, в январе 1839 года для жителей Мадрида было развернуто не имеющее аналогов зрелище на котором все участники и пикадоры и бандерильеро и, собственно, сам матадор были молодыми красивыми женщинами. Надо ли говорить, что 99% зрителей в этот день составили мужчины

Источник: http://zolushka-new.com/interesnyj-dom/zhenshhiny-v-muzhskoj-professii.html

Не только шпалы таскать. Женщины в мужских профессиях | Goodhouse.ru

Не только шпалы таскать. Женщины в мужских профессиях

В конце января 2017 года правительство анонсировало пересмотр списка профессий, на которых запрещено использование женского труда. Составленный более 40 лет назад, он был вновь утвержден вначале 00-х лишь с небольшими изменениями тогдашних правителей.

В него, как и раньше входит более 450 специализаций, подавляющее большинство которых – это профессии, требующие использования физического труда или вредные для женского здоровья и репродуктивной функции.

Но за прошедшие с тех пор 17 лет многое изменилось, в Минтруда, например, уверены, что промышленность стала гораздо менее вредной.

Вместе с тем масса представительниц женского пола сетуют на то, что само наличие такого списка – откровенная дискриминация, хотя чиновники, без тени сомнений называют его одним из аспектов охраны материнства. В преддверии Международного женского дня Карьерист.

ру решил выяснить, многие ли представительницы прекрасной половины готовы работать в мужских профессиях, и насколько подобное гендерное разделение вообще актуально сегодня.

Напомним, первоначальный смысл 8 Марта состоял в борьбе женщин за равноправие в своих трудовых и прочих правах, о чем мы и хотим очередной раз напомнить.

Женщины, которые смогли

Перечень запрещенных для женщин профессий является прямым наследием советского прошлого – он был введен в законодательство еще в 1974 году и с тех пор практически не изменился.

С момента его составления женщинам запрещалось работать в угольных и прочих шахтах, управлять поездами, ковать металл, заниматься обработкой древесины, забивать скот, быть в числе экипажа морских суден, заниматься водолазной работой и т.д.

Сегодня чиновники согласны – многие из указанных в списке профессий стали куда более безопасными, и теперь можно поднять вопрос об актуальности гендерных трудовых ограничений.

Еще в феврале в Минтруде рассказали, что занимаются обсуждением этого вопроса с профсоюзами и представителями крупного бизнеса. Параллельно с этим ведется экспертная работа – медики определяют влияние профессиональных факторов в отраслевом разрезе.

Невзирая на прямые запреты, отдельным представительницам прекрасного пола все же удалось побороть эту, по их мнению «несправедливость», и не только получить «мужскую» профессию, но и найти работу по ней.

Благо, в исключительных случаях законодательство это позволяет: для допуска женщин к опасной работе, работодатель обязан создать для такой сотрудницы безопасные условия, после чего переаттестовать рабочее место.

Одной из таких героинь, которой удалось сломать сложившиеся стереотипы, стала Оксана Шевалье – единственная в столице женщина-водолаз. В самом спасательном ведомстве женщин достаточно, но всех их не выпускают дальше кабинетов и бухгалтерии, а вот Оксане удалось.

Чему, правда, способствовало ее спортивное прошлое, многолетняя подготовка в школе каскадеров и сотни часов обивания порогов чиновничьих кабинетов. МЧСники не могли понять, почему хрупкая с виду девушка желает работать водолазом поисково-спасательной станции.

Но после сдачи физических нормативов и экзаменов сомнения отпали, и Оксане разрешили занять желаемую позицию.

Чтоб не нарушать нагрузочные нормативы, по которым женщинам нельзя поднимать тяжести более 10 кг, она использует облегченный водолазный костюм, где самое тяжелое – это 7-киллограмовые баллоны. При этом в рамках профессионального развития она регулярно пересдает экзамены и обучается новым профессиям.

Второй такой героиней можно считать Анну Шпенову из Санкт-Петербурга, которая является единственной женщиной-пожарным в России.

Попав в общество пожарных и спасателей в 25 лет, Анна и не думала приобретать столь уникальную для женщин профессию, но отличная физическая подготовка и офицерская выдержка, доставшаяся ей от родителей, сделали свое дело.

Попав в пожарную часть, Анна долгое время сидела «на подмене» и отвечала на телефонные вызовы, но по мере вникания в дело и сдачи профессиональных экзаменов ее стали брать на настоящие пожары. В одном из таких случаев в ноябре 2014 года Анна спасла жизнь двум женщинам, за что получила медаль «За отвагу при пожаре».

Те, кому не повезло

Впрочем, описанные случаи – не более чем исключение из правил – работодатели практически никогда не идут на уступки женщинам, которые хотят работать наравне с мужчинами. Даже если те прикладывают титанические усилия, как, например, самарчанка Светлана Медведева.

В 2005 году девушка окончила Самарский речной техникум по специальности «Судовождение на ВВП и прибрежное плавание».

После третьего и четвертого курса Светлана успешно прошла производственную практику, сначала получив квалификацию матроса-моториста, а после – техника-судоводителя, что подтверждают имеющиеся у нее дипломы.

Но несмотря на них, устроиться на работу по специальности ей мешает ранее озвученный перечень. Мол, такая работа потребует от нее тяжелых физических нагрузок, в том числе и в машинном отделении, в которое допуск женщин запрещен.

Но девушка не сдавалась: она прошла все российские судебные инстанции, обращалась к президенту, в Минтруд, Минтранс, Минздрав и многие другие инстанции, ее ходатайство было подписано даже руководством ее потенциального работодателя, но какого-либо положительного результата это не дало. В 2016 году Светлана добралась до Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин. Он, рассмотрев обращение девушки, признал правительственный перечень противоправным и дискриминационным. Эксперты пришли к выводу, что сам факт деления профессий на женские и мужские – это отражение устоявшегося общественного стереотипа о гендерных ролях, что является прямой дискриминацией. Но даже при наличии заключения ООН российские суды не признают противоправность отечественного законодательства, продолжая отказывать девушке.

Не менее показательным является опыт Анны Клевец, которой 8 лет назад отказали в приеме на работу на должность помощника машиниста петербургского метро. Причиной стал все тот же правительственный список. Мол, работа в управлении составом метро является эмоционально тяжелой для женщин, что негативно отразится на их здоровье.

Помимо этого детородной функции якобы угрожают ночные смены, жесткий график, работа под землей, повышенная зашумленность, низкая освещенность и т.д. Этот отказ Анна дважды обжаловала в Верховном суде, но его, сославшись на постановление правительства, признали законным.

По этой причине в 2012 году девушка обратилась уже в Конституционный суд, но тот жалобу рассматривать отказался.

Хотя до появления указанного перечня женщин без проблем брали на работу машинистами метрополитена – сказывалась послевоенная нехватка мужчин.

Более того, каких-либо научных доказательств вреда особенностей метро на репродуктивную функцию женщины попросту не существует – исследований никто не проводил.

Нет, высокие нагрузки, конечно, негативно отразятся на здоровье беременных женщин, но их влияние, так сказать, «на перспективу» деторождения полностью не изучено.

Профессия – материнство

Требование о пересмотре российского перечня «неженских» профессий уже несколько лет предъявляет Международная организация труда. Там в первую очередь говорят про необходимость исключения позиций, которые внесены туда на основании сложившихся в обществе стереотипов, а не в результате реально проведенных исследований вреда.

Учитывая тот факт, что за последние 40 лет многие производственные технологии были автоматизированы, ряд работ может быть без вреда здоровью выполняться и женщинами.

Специалисты говорят про несбалансированность ситуации на рынке труда: в то время как множество профессий уже давно перестали быть вредными и при этом находятся в перечне, ряд существующих на рынке специальностей никто и не думает туда вносить, несмотря на их очевидный вред здоровью.

Например, профессия маляров – ввиду низкой зарплаты малярами работают чаще всего женщины, хотя при этом им приходится постоянно дышать краской, что не может благоприятно отражаться на их здоровье.

Более того, вредные профессии способны нанести ущерб здоровью в равной степени как мужчинам, так и женщинам, ввиду чего гендерное деление, по мнению правозащитников, нелогично.

Защитники трудовых прав женщин уверены, что людям необходимо предоставлять право самостоятельно определять допустимую степень вреда для своего здоровья, когда они выбирают ту или иную профессию.

Конституция России предоставляет гражданам равные трудовые права, независимо от полового признака, и их соблюдение не может быть привязано к абстрактным понятиям материнства и вреда для репродуктивной функции. В преддверии 8 Марта этот вопрос приобретает особу актуальность, ведь именно за это боролись Роза Люксембург и Клара Цеткин.

Правозащитники считают, что способность к размножению вообще не должна стоять в качестве одного из аспектов для приема на работу.

Во-первых, среди трудящихся женщин огромная часть уже давно стала матерями и не планирует больше рожать, во-вторых, многие по субъективным причинам не собираются этого никогда делать – благо в России роженицами принудительно не становятся.

Тем не менее законодательство продолжает диктовать женщинам модель их поведения в обществе, ограничивая их в распоряжении собственными способностями и здоровьем.

Остается надеяться, что высказанные ранее инициативы Министерства труда будут воплощены в жизнь, и женщины смогут полноценно реализовывать себя на трудовом поприще, в первую очередь как профессионалы, а не как представительницы прекрасного пола.

Разместить резюме Добавить вакансию

У тебя «нет выбора»

Для случаев, когда твой мужчина не способен обеспечивать семью или у тебя его просто нет.

А ты бы с удовольствием вязала дома носочки или и зачитывалась бы Толстым, но постепенно (или уже) переходишь в состояние «Я сама».

Вот что я заметил: постсоветские страны полны сильных женщин. Так исторически сложилось.

Я не могу себе представить француженку или немку, которая тянула бы на себе мужа, жарила ему с утра сырники и покорно вытирала бы лоб белым платочком. А ты можешь?

В Европе женщины хотят сильного, здорового, богатого и успешного мужчину. Они не станут целовать в пивной живот ленивого нищеброда.

Только в странах бывшего СССР безработный алкоголик с дряблым брюшком может пользоваться бешеным успехом у женщин! Наши женщины держатся за такого мужчину, боятся его потерять, как какое-то ценное сокровище, потому что боятся одиночества.

Откуда эта география?

Поспрашивай родителей о том, как их воспитывали в школах, какие прививали ценности. Тогда считалось, что любить себя — это плохо.

Это переросло в культ самобичевания, низкой самооценки, стремления пожертвовать собой ради ветряной мельницы. Возможно, в качестве “бонуса” еще и отхватила сложный семейный сценарий.

Источник: https://superfb.site/other/rabota/ne-tolko-shpaly-taskat-zhenshhiny-v-muzhskih-professiyah.html

Исповедь бывшей шпалоукладчицы

Не только шпалы таскать. Женщины в мужских профессиях

В прошлый понедельник на «Неделе моды» в Лондоне Дита фон Тиз уронила зонтик. Казалось бы, что за происшествие. Ну и уронила.

Ну и зонтик. Вон Мариванна шпалу уронила, и ничего, подняла и пошла дальше. Но у Диты – узкое платье, а вокруг – папарацци. Не дело серьёзной леди себя компрометировать.

Такая уж у них, у звёзд, тяжёлая жизнь…

Конечно, сразу два прекрасных принца бросились помогать американской диве, борясь за право спасти красавицу, павшую в неравной схватке с зонтом. А вот шпалоукладчице Мариванне никто и не собирался приходить на помощь.

То ли перевелись в машиностроительном цехе настоящие джентльмены, то ли ещё что… Некоторые вот смеют утверждать, что законодательно женщине запрещено переносить тяжести более 10 кг, но ведь могла наша славная героиня трудиться внеурочно, или и того проще – украшать свой приусадебный участок. Другое дело, что пришло же ей в голову эту шпалу брать в руки…

Я всё сделаю сама

А вопрос, в общем-то, непраздный. Сколько женщин вокруг с упоением и даже какой-то мазохистической радостью говорят: «Я всё делаю сама! Сама дом строю, сама поле вспахиваю, сама примус починяю.

Не легко – но что же делать». Я сама была такою триста лет тому назад. Помнится, очень гордилась, что могу и шкаф собрать, и холодильник передвинуть, и заработать, и потратить. А что, хочу – халву ем. Хочу – пряники.

Вот только счастье это не приносило.

Переломным в моём собственном шпалоукладчестве головного мозга стал один случай. Моя подруга, девушка видная и прекрасная (что, правда, не мешало её бывшему супругу оставить её с двумя детьми и ипотекой) делилась своими размышлениями.

Один давнишний ухажёр в знак серьёзности своих намерений подарил ей Мерседес. Конечно, не топовую позицию, а всего лишь A-класс, но всё же.

Подруга, помнится, от подарка отказалась, да и о самой ситуации рассказывала с неподдельным ужасом: «Девочки, ну представьте, какая наглость! Я же ему сказала, что я его не люблю и ничего, кроме дружбы, предложить не могу».

А я тогда сидела и думала – почему мне никто не дарил Мерседесы? Более того, за всю мою жизнь от мужчин посторонних ничего дороже букета цветов я не получала.

Более того, в ресторане я пыталась платить за себя, дабы заранее пресечь всякие излишества нехорошие. «Мы бедные – но гордые», – говорила вся моя женская сущность.

Правда, тёмными ночами она же подталкивала меня к безутешному плачу в подушку о том, что всё приходится делать самой.

Дита фон Тиз уронила зонтик

Определённо, в моём мировоззрении отсутствовало само понятие мужского подарка. Более того, любая помощь извне, даже попытки мамы объяснить непонятный урок по химии в детстве, пресекались мною на корню.

Я сама, я сильная, я справлюсь. Я могу собрать компьютер и настроить его, я могу паять и вбивать гвозди, даже шампанское открываю красиво и беззвучно. Правда, сейчас я это не делаю. Ни за что и никогда.

Как такое получилось?

А всё началось случайно. Я сама себе удивилась, наблюдая как будто со стороны за этой простой картиной.

Вернувшись из командировки и уже практически добравшись до дома с этим тяжеленным чемоданом, я внезапно столкнулась с препятствием непреодолимым – высокой лестницей из подземного перехода.

Я стояла и с ужасом смотрела вверх, прикидывая, с какой стороны взяться за чемодан, чтобы не уронить пакет с сувенирами и стопку каталогов дружественной компании. И тут откуда ни возьмись появился рядом со мной нормальный такой парень, взял чемодан и просто поднял его наверх.

Я скакала за ним, на каблуках  и в деловом костюме, прижимая к себе увесистые талмуды и тарелки с видами побережья, думая о том, как же мне надоело быть сильной… Как я уже накушалась по самые уши этой самостоятельности.

И как больше никому не хочу ничего доказывать, чинить сломавшуюся стиральную машинку и даже менять лампочку. Я даже обиделась на саму себя и пошла к психологу. Запроса как такового не было. Я просто больше не могла быть сильной.

Устала.

Такова наша долюшка женская

Когда я училась в 8 классе, помнится, была у меня одноклассница Маша. Очень хорошая девочка из интеллигентной семьи. Мама  — учительница, бабушка – библиотекарь. Папа ушёл, о существовании дедушки я никогда не слышала. Сама Маша – нежность и очарование, добрые глаза, в которых сосредоточилась вся скорбь еврейского народа. А ещё за лето у Маши появился парень!

Конечно, нам было очень интересно разговаривать об отношениях полов, делясь друг с другом первыми шагами на любовном фронте. Девочки, осчастливленные мужским вниманием, тут же становились особо ценной добычей, добавляя себе +100 к харизме и вызывая зависть у отдельных  личностей.

Маша рассказывала о своём Андрее с нежностью и лаской, сияя той новой, только пробуждающейся женственностью, которая бывает лишь у девиц, впервые попавших в лапы Амура.

Но всё изменилось, когда подруга рассказала о случае на дне рождения общего друга.

Приосанившись и с каким-то странным блеском в глазах (точь-в-точь как её мать, рассказывавшая о сложностях воспитания ребёнка в перестройку) Маша пожаловалась: «И пришлось его, пьяного, волочь на себе домой».

Нет, в моей голове совершенно не вмещались образ романтичной Маши и слово «волочь». Но ещё больше меня удивило, что подруга не видела ничего ужасного в том, чтобы продолжить общение, простив и приняв столь возмутительную выходку ухажёра…

Признаться, я сама однажды оказалась в подобной ситуации. Мой тогдашний друг любезный, пребывая в тяжких печалях, выпил лишнего настолько, что самостоятельно мог передвигаться только по стеночке.

Уж не знаю, то ли не приспособлен был организм юного первокурсника к водке, то ли думы его были настолько неподъёмны – но вот напился.

Честно скажу, я очень испугалась и за него, и за себя, но, собрав волю в кулак (и даже оставив хозяевам квартиры денег на утренний кефир, чего сейчас бы я делать не стала), отправилась домой. Однозначно решив, что подобные выходки не входят в моё представление о жизни.

К сожалению, в ту пору туда входило много чего другого, не менее дисфункционального. Например, жалеть бедного мальчика и поддерживать его в нелёгкой борьбе с обнаглевшим работодателем, работая на двух работах.

Понимать сверх меры, а по сути – баловать, привязывая его к себе не самым лучшим способом, пропагандируя известную всем созависимым мысль «без меня ты пропадёшь». Не удивительно, что бедный мальчик не вынес этого унижения.

Очень сложно жить, когда за тебя уже всё решили.

Создать пространство для подвига

На выходных решила я приготовить рыбный суп. А поскольку сама я уже давно не поднимаю ничего тяжелее буханки хлеба и пакета молока (а завела я эту привычку ещё в то время, когда никакого мужа и на горизонте не было.

Кстати, отлично способствует поддержанию стройной фигуры), то в магазин я отправилась с супругом. В процессе изучения прилавков с рыбой идея о супе из консервированной горбуши плавно переросла в мечту о финской ухе.

Муж, сам умеющий прекрасно готовить, решил брать неразделанную рыбью тушку.

— Заверните нам вот этот кусочек, — деловито сказал муж продавщице.— Ой, — взяла слово я, — а ты поможешь её разделать?

— Что за глупые вопросы задаёт эта женщина, — ответил супруг, наблюдая за весами.

Источник: http://www.matrony.ru/ispoved-byvshej-shpaloukladchicy/

Ирина Альховка:

Не только шпалы таскать. Женщины в мужских профессиях

О гендерном равенстве в СССР, о многочисленных фобиях работодателей в отношении женщин и сексуально окрашенных «шутках» на рабочем месте, о поиске нового типа маскулинности, «мужской» и «женской» работе по дому — об этом и не только мы поговорили с Ириной Альховкой. Также Ирина рассказала о новой инициативе МО «Гендерные перспективы» ПолНеПотолок, участие в которой могут принимать и женщины, и мужчины.

Справка: Ирина Альховка — специалист по вопросам гендерного равенства, защиты прав женщин, предупреждения гендерного насилия и торговли людьми, а также управления неправительственными организациями, член Национального совета по гендерной политике при Совете министров Республики Беларусь.

Имеет опыт по реализации общественных кампаний адвокатирования и лоббирования с целью продвижения интересов женщин на национальном и международном уровне. Автор и редактор книг, сборников, статей по вопросам предупреждения насилия в отношении женщин. Профессиональная экспертиза в области проведения качественных исследований по заказу агентств ООН, ОБСЕ, ЕКПАТ.

Опыт работы в неправительственном секторе с 1996 года, с 1997 по 2008 гг. возглавляла Белорусскую ассоциацию молодых христианских женщин, в 2002 году основала Программу «Ла Страда Беларусь» по предупреждению торговли людьми.

В 2014 году Ирина Альховка удостоена престижной награды (UNESCO Chair Award) за вклад в защиту прав человека на международном уровне в сфере противодействия торговле людьми от Института по правам человека Университета Коннектикута (США), имеющего специальный статус при ЮНЕСКО.

— Ирина, расскажите о новой инициативе ПолНеПотолок — она направлена на обсуждение темы разного отношения к женщинам и к мужчинам на работе?

— Да, мы собираем истории людей о том, какие формы неравенства встречаются на рынке труда, с какими предубеждениями, связанными с полом, сталкиваются белорусы и белоруски. Мы просим откликнуться и мужчин, и женщин.

Мы часто слышим «все зависит от способностей человека, а не от пола» — но это пока не так, скажу как представитель организации, занимающейся вопросами, связанными с дискриминацией по признаку пола.

Чаще, конечно, это происходит в отношении женщин — пол имеет значение на рынке труда.

— Много историй уже собрали? Какие они?

— Пока есть 25 историй, и эта кампания по сбору свидетельств людей будет продолжаться. Есть типичные истории: истории о сексуальном домогательстве на работе похожи.

Как правило, на сальные шуточки от мужчин-коллег, начальства, женщины реагируют одинаково, и если они смущаются или возмущаются — мужчины говорят «у вас плохое чувство юмора».

Считается, что это такой своеобразный «комплимент» женщине — сказать «ты прекрасно выглядишь, я бы с тобой занялся сексом». А дамы как бы должны этому обрадоваться, их пытаются приучить к подобным «шуткам», хотя большинству это не нравится.

— За молчанием недовольных ситуацией на работе чаще всего скрывается страх ее потерять

— Да, тут есть и страх потери рабочего места, и страх оказаться «белой вороной», быть не как все, к тому еще и прослыть эдаким «синим чулком», фригидной, без чувства юмора… Мы видим, насколько эта тема — дискриминации по полу на работе — табуирована, ее не признают, она остается невидимой. Многие женщины сталкиваются с этим, но никому не рассказывают.

И если перенести разговор в другую плоскость — такую проблему сложно юридически регулировать: все происходит без свидетелей, а часто сами HR, которые должны регулировать такие вопросы, не видят тут проблемы вообще.

В мире есть опыт регулирования вопроса при помощи законов государством: когда в уголовный или в Административный кодекс вносится такое понятие, как «сексуальное домогательство», и предусматривается ответственность — от штрафов и увольнения до ареста.

Есть саморегулирование: когда компании понимают, что для каждого сотрудника нужны комфортные и безопасные условия, тогда есть и высокая производительность труда, и уважение друг к другу, там вводят свои этические кодексы, где прописана, например, нулевая толерантность к любому проявлению сексизма — как в отношении женщин, так и в отношении мужчин.

— Белорусскому бизнесу ничто не мешает создавать такие этические кодексы…

— Конечно, но пока мы еще не вышли на такой уровень.

Посмотрим, насколько бизнес готов к подобному разговору, но я слышала от одного из работодателей такое утверждение, что сексуально окрашенное общение помогает поддерживать напряжение в коллективе, и это хорошо сказывается на мотивации сотрудников и результатах работы. Мне кажется, что работа — не то место, где нужно демонстрировать свою сексуальность.

— Большинство подобных историй — от женщин? Тогда что волнует мужчин?

— Тема сексуальных домогательств на работе чаще поднимается женщинами. У мужчин есть другие проблемы — это, например, оформление отпуска по уходу за ребенком на отца. Сложности могут быть связаны и с неграмотностью нанимателя и нежеланием предоставлять отцу такое право.

С неграмотностью бороться легче — иногда достаточно проконсультировать бухгалтерию, чтобы там выполняли закон. Но ведь мужчины часто сталкиваются с общественным давлением «ты не мужик», «ты подкаблучник»… Что можно тут сделать? Объяснять обществу, что мужчине важно участвовать в воспитании и выращивании ребенка.

Отказываясь от глубокого погружения в семью, мужчины многого себя лишают, в частности, теплых отношений с ребенком в будущем.
Во многих странах есть обязательный отцовский отпуск, только папа может им воспользоваться, а если он этого не делает, семья теряет определенную выплату. Это хороший экономический стимул.

У нас в Государственной программе о здоровье нации и демографической безопасности есть пункт о возможном обязательном введении отцовского отпуска, рассматривается вопрос о 20 днях. Думаю, для нашего общества это будет полезная дискуссия.

Надеюсь, наши мужчины в итоге получат теплые эмоциональные отношения со своими детьми и с женами, которые часто жалуются на недостаток помощи.

— Возможно, наше общество тогда смогло бы отказаться от некоторых стереотипов, например, в разделении домашней работы на «мужскую» или «женскую»?

Источник: https://lady.tut.by/news/work/520746.html

женственность, которой не было: разбор мемов

Не только шпалы таскать. Женщины в мужских профессиях
steblya_kamУ нас весьма основательно забылось, что сегодняшний день — не праздник мимозы для домохозяек, он немного о другом. По этому поводу — пост, который давно собиралась написать.

Среди читателей моего блога есть несколько граждан, которые до тех пор, пока я пишу о книгах и кино, общаются со мной вполне адекватно, как человек с человеком, и не вспоминают о том, сколько у меня Х-хромосом.

Но, стоит мне заикнуться на тему сексизма, как из них тут же начинают сыпаться мемы — одни и те же, как под копирку: 1) про «природное предназначение женщины как хранительницы очага»; 2) «вот раньше женщины были женственными, а теперь из-за этого вашего равенства женщины шпалы ворочают».

Эти мемы я с удивительным постоянством слышу ещё с времён перестройки, когда я пешком ходила под стол, так что сейчас отличный повод с ними разобраться.Начнём с «хранительницы очага».

Хочется спросить: многие ли современные городские жители видели очаг? Не мангал на даче, которым всё равно занимаются мужчины, не декоративный каминчик в коттедже, а хотя бы дровяную печку? Из которой надо как минимум выгребать золу, а желательно ещё и периодически обмазывать глиной и белить (я видела, как это делает моя бабушка).

Вы правда считаете, что этим занимаются в кружевном пеньюаре?Печальная истина состоит в том, что пресловутую женственность исторически могли себе позволить очень немногие. На протяжении большей части истории человечества большинство женщин было вынуждено заниматься тяжёлым физическим трудом.

Насколько женственной выглядит дачница, согнутая над грядкой? А ведь реальное сельское хозяйство — не дача, это был труд от зари до зари ради пропитания. И помимо огородных и полевых работ, во всех традиционных обществах обязанности женщины включали уход за скотиной (которую держали даже в городе).

А скотина — это вам не три курицы и коза в палисаднике, как сейчас. Это как минимум корова и свинья (за лошадью ухаживали мужчины). Это, пардон, навоз. Который надо постоянно выгребать. Причём заметьте, горячей воды нет. Даже для обеспеченных людей, избавленных от сельскохозяйственного труда, горячее водоснабжение ещё полтораста лет назад было инновационной диковиной:

Теперь, видите сами, часто должно пролетатьвремя так, что Вера Павловна еще не успеет подняться, чтобы взять ванну (этоустроено удобно, стоило порядочных хлопот: надобно было провести в еекомнату кран от крана и от котла в кухне; и правду сказать, довольно многодров выходит на эту роскошь, но что ж, это теперь можно было позволить

себе?

(Н. Чернышевский, «Что делать?»)

Большинство же могло рассчитывать разве что на баню по субботам. И до этой субботы надо было ещё дожить в поту, земле и навозе. И дезодорантов не было. (А как пахнет женщина, которая, извиняюсь, неделю не подмывалась, представляете?). Я уж не говорю о том, что происходит, например, с кожей рук при стирке вручную, особенно при полоскании зимой в проруби.

Но вот настал банный день. А чтобы его устроить, надо ещё воды натаскать на всю семью. А сколько весит коромысло с вёдрами, вы знаете? Точно не меньше злосчастной шпалы. Как-то в Паттайе отец захотел сфоткать меня с коромыслом торговки фруктами. И корзины вроде были не очень большие, но! Эта тяжесть меня чуть не свалила. Я еле выдержала полминуты позирования.

А торговка, одного роста и сложения со мной, таскала эти корзины целыми днями под палящим солнцем.Я, конечно, понимаю, что в средней полосе солнце не такое, как на экваторе, но работа в поле без солнцезащитных кремов и у нас не способствует приятной нежности черт.

Итак, среднестатистическая хранительница очага из благословенного прошлого — это запах пота, мозолистые навозные пятки, потрескавшиеся красные руки и облупившийся от солнца нос. Плюс, скорее всего, нехватка зубов к 25 годам — во-первых, частые роды вымывали кальций, во-вторых, питание в основном выпечкой и кашами приводило к кариесу, а зубы не лечили, а шли вырывать к кузнецу.

Если же вы относились к счастливому меньшинству обеспеченных и могли себе позволить трепетную тургеневскую барышню, хранительницы очага бы из неё не получилось. В лучшем случае она бы испекла печенье и сшила бисерный чехольчик на зубочистку. Всем остальным, включая уход за детьми, занималась прислуга, а хозяйка в основном разъезжала бы по балам и театрам.

Так что возможность одной тургеневской барышни быть женственной оплачивалась трудом как минимум двух или трёх (а то и сотен) женщин, которые не могли себе это позволить.

(И даже после первой мировой войны, когда содержание прислуги стало обременительным, городской средний класс заменил комплект из горничной и кухарки на одну домработницу, но обеспеченные женщины ещё долго не выполняли домашнюю работу сами). Ну и бонус: даже самые трепетные тургеневские девушки подмышек не брили и эпиляции не делали, вот ужас-то.

Те прекрасные феи, способные совмещать модельную внешность с хозяйственной хлопотливостью, существовали лишь в очень ограниченной прослойке населения и в очень ограниченное время — в городском среднем классе 1950-х годов, когда уже даже и домработницу позволить себе было нельзя, а возврата к красивой довоенной жизни хотелось. И то больше в кино и рекламе, чем в реальной жизни. Сейчас этой социальной реальности больше нет, потому что нет породивших её факторов.

Что же касается пресловутой женщины, таскающей шпалы, которой как универсальным жупелом размахивают беловоротничковые мачо — уверена, что ни одной из таких женщин они не видели ближе чем из окна проезжающего поезда. Что не общались с ними, не спрашивали, как они дошли до жизни такой.

Иначе бы узнали, что женщины таскают шпалы вовсе не оттого, что возжаждали равенства, а либо из-за нехватки мужских рук, либо из-за того, что на зарплату мужа прожить с детьми нельзя. Потому что принцев и даже менеджеров на всех не хватает. Потому что на дочерях пьяных железнодорожных рабочих такие вообще не женятся.

Потому что дочь пьяных железнодорожных рабочих выйдет замуж, скорее всего, за такого же железнодорожного рабочего, который, даже если трезвый, всё равно один не заработает достаточно. Потому что все уйти в бизнес не могут, должен же кто-то и шпалы таскать. А для крестьянок эти шпалы ещё полвека назад были раем, возможностью вырваться в лучшую жизнь.

Потому что — не надо вставать в 3-4 утра и печь хлеб, рабочие спят до 6-7 и хлеб покупают в магазине. Потому что можно помыться в общественной бане, а не таскать воду. Потому что 8-часовой рабочий день и платят зарплату, на которую можно купить помаду и туфли на каблуках, а вечером пойти на танцы.

И поэтому хуже беловоротничкового мачизма, верящего в золотой век ходячих Барби — только беловоротничковый феминизм, объявляющий крестовый поход против макияжа и каблуков.

Я бы хотела лично посмотреть, как колумнистка столичного журнала объясняет уборщице или вагоновожатой, почему надо носить кеды, а не туфли на каблуках, и успеет ли она унести свои ноги в кедах от женщины, которая с нетерпением ждёт выходного, чтобы эти ненавистные кеды сбросить и надеть наконец каблуки.

Чтобы почувствовать себя не рабочей скотиной, а хоть немножко такой, как вон та киноактриса на плакате.

Печальная истина состоит в том, что пресловутая женственность — не столько commodity для мужчин, сколько luxury для женщин, символ финансового благополучия, жизненной защищённости и свободы от тяжёлого физического труда. Всё, что у нас сейчас ассоциируется с женственностью — кружева, локоны, ухоженные кожа и ногти, — всё это исторически было в первую очередь признаками богатства и наличия досуга. Поэтому гендерные проблемы — лишь пена, за которой скрывается старая, как мир, бездна проблем социальных.

steblya_kamПо научно-популярной литературе, а теперь и по Интернету, гуляет цитата из вроде бы медицинского предписания Сэмюэла Коллинза царю Алексею Михайловичу от 1665 г.:

«Вареное кофе, персианами и турками знаемое, и обычно после обеда, изрядно есть лекарство против надмений, насморков и главоболений»

Причём никто не приводит источника. Единственное серьёзное академическое исследование, где встречается эта цитата — «О крокодилах в России» К.А. Богданова, но и там источник не приводится.

Ни в одном известном мне словаре древнерусского языка этой цитаты нет, хотя есть более раннее упоминание кофе — у Арсения Суханова. В старорусском корпусе на http://ruscorpora.

ru её тоже нет, но тот явно неполон, так как там нет упомянутого текста Суханова.

Самое раннее известное мне упоминание данной цитаты — в книге М. Ильина (наст. имя Илья Маршак, брат поэта) «Сто тысяч почему» (М.: Детгиз, 1958, с. 42; книга написана в 1929 г.

, но более раннего издания у меня нет).

Там она выглядит так:

Вареное кофе, персиянам и туркам знаемое и обычное после обеда, вареное чаге листу хинского — изрядное есть лекарство против надмений, насморков и главоболений.

Разумеется, в детских книжках ссылок на источники не бывает. Но что-то мне подсказывает, что Илья Маршак, физик и химик по специальности, не занимался изучением архивов XVII в. с рецептами для Алексея Михайловича. Есть версии, откуда он мог это почерпнуть?

Page 3

|

steblya_kamОбзавидовавшись karyatyda, в выходные всё же попёрлась в Аптекарский. Сказать, что там было убоище, значит, ничего не сказать. Причём особенно мучительны были не столько сами очереди, сколько дамочки, стоящие в этих очередях, которые, вертясь всем корпусом и толкаясь, непрерывно обсуждали процесс стояния, употребляя слово «очередь» через каждые 30 секунд в среднем и сходясь на том, что там смотреть нечего и стоять незачем — однако же всё равно стояли. Плюс огромное количество непонятных диких людей всех возрастов и полов, которые, например, всерьёз выдвигали предположение, что орхидеи помещены под стекло, потому что они хищные, чтобы пальцы в них не совали… за полдня я услышала столько чуши, что у меня увяли уши и мозг.Но я сумела всё это вытерпеть, и теперь у меня есть заветные фотки, в том числе зелёных тюльпанов.

Источник: https://steblya-kam.livejournal.com/223766.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.