Кого ждут люди в домах престарелых

Содержание

Как попасть в дом престарелых — условия, оформление документов :

Кого ждут люди в домах престарелых

Жизнь полна неожиданностей как положительных, так и отрицательных. Никто не может предугадать, что уготовано ему в будущем. Многие люди живут бок о бок с престарелыми родственниками. Иногда наступает момент, когда по каким-то причинам становится невозможным полноценный уход за пожилым человеком. Вот тогда и появляются мысли о доме престарелых.

Иногда пожилые люди хотят, чтобы за ними ухаживал чужой человек, а не дочка или сын. Поэтому они стремятся попасть в специализированное место, где следят за их здоровьем и помогают во всём. В статье вы прочитаете о том, как попасть в дом престарелых, какие документы понадобятся, и многое другое. Ведь эта проблема может коснуться каждого человека.

Что собой представляет дом престарелых?

На сегодняшний день у многих людей нет возможности ухаживать за пожилыми родственниками. Сначала они прибегают к услугам социальных служб, где предоставляется помощь. К пенсионеру приходит человек, ухаживает за ним, ходит в магазин, помогает по дому и т. д.

В некоторых случаях социальные работники отказывают в помощи и предлагают обратиться в специальное учреждение, где за пожилым человеком будет круглосуточный уход. Это и есть дом престарелых. Однако такие учреждения не всегда финансируются за счет бюджета.

В домах престарелых за пожилыми людьми осуществляется надлежащий уход и круглосуточное наблюдение. В таких учреждениях старики не убирают, и не готовят. Они могут смотреть телевизор, читать, ходить на прогулку или общаться.

Государственные дома престарелых чаще всего переполнены, поэтому открываются частные учреждения. С каждым годом их становится всё больше. Однако подобные заведения платные, и не у всех желающих есть возможность туда попасть.

Как устроиться в дом престарелых?

У многих пожилых людей нет родственников, которые за ними могут ухаживать. Поэтому они часто задаются вопросом: «как попасть в дом престарелых?». Ведь социальные работники не могут круглосуточно ухаживать за стариками.

Люди, которые достигли пенсионного возраста, могут обратиться за помощью в дом престарелых. Однако только в том случае, если они действительно одиноки. Ещё в заведение для престарелых могут попасть инвалиды. Даже если у них есть дети, они могут обратиться за социальной помощью при наличии соответствующих документов, которые подтверждают нетрудоспособность.

Если вы не знаете, как попасть в дом престарелых и где он находится, всегда можно обратиться за помощью в социальные службы. Но надо отдавать себе отчет, что на самом деле всё не так просто, как кажется. Необходимо собрать очень большой пакет документов, медицинские справки. Плюс ко всему, собес должен выдать специальную путевку с предоставлением места для пожилого человека.

Теперь вы имеете понятие, как попасть в дом престарелых. Дальше вы узнаете об оформлении и необходимых документов для устройства в пансионат для пожилых людей.

Этапы оформления в государственный дом престарелых

Многие люди не знают с чего начать, чтобы попасть в специализированное заведение для пожилых людей. Оформление в дом престарелых проходит в несколько этапов. В первую очередь человек пенсионного возраста должен прийти в собес и написать заявление о переселении в дом престарелых.

После посещения собеса нужно пройти медицинскую комиссию. В нее должна быть включена флюорография, сданы все анализы и сделана прививка от дифтерии. И это ещё не всё. Затем необходимо пройти таких врачей, как онколог, психиатр, венеролог, и получить заключение терапевта.

После прохождения медицинской комиссии нужно обратиться в домоуправление, где должны выдать справку о наличии жилой площади. Если же она не приватизирована, тогда ровно через 6 месяцев после поселения человека в дом престарелых квартира станет собственностью государства.

Когда пройдена медицинская комиссия и есть справка из домоуправления, тогда можно снова идти в собес с готовыми документами. Теперь социальные работники должны выдать путёвку в дом престарелых.

Иногда её нужно будет подождать, так как возможно наличие очереди на переселение в пансионат. Когда выдана путёвка, тогда нужно переоформить пенсию на адрес, где находится дом престарелых. Конечно же, паспорт и пенсионное удостоверение не обсуждается.

Эти документы должны быть готовы изначально, перед всей процедурой прохождения.

Помните, что в государственный дом престарелых берут не всех пожилых людей. Например, если у старика есть сын или дочь, которые вполне трудоспособные, тогда в приеме могут отказать. Ведь многие одинокие люди также часто ждут, когда к ним подойдёт очередь.

Документы для частного дома престарелых

В каждом учреждении свои правила. Однако в частных домах престарелых требуется меньшее количество документов. Для этого нет необходимости ходить по собесам, разным инстанциям для сбора справок.

Чтобы попасть в частный дом престарелых, нужно принести медицинскую карту с места жительства, сдать анализы (на гепатит и на ВИЧ-инфекцию), паспорт, код и пенсионное удостоверение. Вот и все основные документы, которые необходимо принести.

В частный дом престарелых принимают пожилых людей даже тогда, когда у них есть дети, которые работают и не могут в полной мере уделить внимание родственнику преклонных лет.

Отличия между частным и государственным пансионатом

Эти два заведения отличаются между собой не только подачей документов или оплатой. В частном доме условия проживания намного комфортнее. Здесь работают высококвалифицированные медики, психологи и другие работники, которые помогают создать весёлую и интересную атмосферу пожилым людям.

В частном доме престарелых помогают старикам забыть о проблемах, несчастьях и научат продолжать радоваться жизни. Существенная разница между государственным и частным заведением — это оплата. Именно от неё зависит проживание человека в доме престарелых.

Оплата услуг

Есть несколько вариантов оплаты в домах для людей преклонного возраста. Государственные дома престарелых за пенсию содержат пожилого человека, частично используя его денежные средства. То есть 75 % удерживают в пользу заведения, и всего 25 % пенсии выплачивают для нужд человека.

Иногда родственники старика проявляют заботу и сами оплачивают пребывание его в пансионате. Однако такое бывает редко. Как мы помним, есть и частные дома престарелых. За пенсию, даже полную, здесь прожить невозможно, поскольку перечень и качество услуг в таком учреждении гораздо шире и разнообразнее, чем в государственном.

Никто точно не скажет, сколько стоит дом престарелых. Ведь в каждом заведении свой уровень условий проживания и оплата.

Бесплатный дом престарелых

Таких заведений практически не осталось. Однако некоторые пенсионеры могут попасть в эту категорию и будут проживать совершенно бесплатно в учреждении для стариков. Есть пожилые люди, которые остались совершенно одни, и у них нет детей, внуков и других близких родственников. Но бесплатно находиться здесь они не могут, если получают минимальную пенсию.

Иногда случается, что пожилой человек полностью недвижим, а на его лечение нужна крупная сумма, тогда ему предоставляется не только бесплатное жильё, но и социальная помощь. Однако в такую категорию попадает очень мало людей. Поэтому, прежде чем заниматься оформлением и оплатой, сначала необходимо проконсультироваться у юриста, который предупредит о возможных подводных камнях.

Забота и опека

Когда документы для дома престарелых оформлены, не откладывайте надолго поездку в это заведение. Понаблюдайте, как непринуждённо и спокойно ведут себя старики: смеются, прогуливаются на свежем воздухе, мирно общаются. Знаете, почему так происходит? Просто они спокойны, не переживают о завтрашнем дне. Они твердо уверены, что все хорошо, ведь за ними ведется круглосуточный уход.

Престарелые обитатели подобных учреждений живут абсолютно полноценно: смотрят сериалы, с последующим обсуждением, дискутируют по поводу жизненных ситуаций, делятся друг с другом собственным мнением.

Некоторые семьи не желают отдавать своих родных и близких людей в дом престарелых. Они считают такой поворот событий неправильным и унизительным. Безусловно, это выбор каждого человека.

Но если ситуация вынуждает принять подобное решение, то психологи советуют не терзаться угрызениями совести. Если дети работают и не имеют возможности постоянно и качественно присматривать за пожилым человеком, то дом престарелых оказывается вынужденной и необходимой мерой.

Поэтому ничего зазорного в этом нет. Необходимо помнить, что родных всегда, в любое время можно навестить.

Заключение

Неважно, сколько лет пенсионеру. Главное, почувствовать себя нужным. В этом часто помогают дома для престарелых. Здесь каждому человеку уделяется индивидуальное внимание, своевременный уход и понимание.

В домах для престарелых работают квалифицированные специалисты, которые помогут в любом вопросе. Психологическая поддержка обеспечена людям престарелого возраста, которые убеждены, что никому не нужны и всеми брошены.

Режим дня в таких заведениях тщательно продуман. Поэтому у пожилых людей хватает времени на всё. Многие пенсионеры играют в настольные игры, с удовольствием читают. Эти занятия помогают отвлечься от грустных мыслей и найти приятелей, с которыми интересно общаться и весело проводить досуг.

Надо помогать своим престарелым родственникам, поддерживать их не только материально, но и морально. Помните, им нужна любовь и ваше внимание. Неизвестно, насколько долгой будет их жизнь, поэтому обеспечьте им спокойную и радостную старость.

Источник: https://BusinessMan.ru/new-kak-popast-v-dom-prestarelyx-usloviya-oformlenie-dokumentov.html

Военная молодость и казенная старость. Как живут ветераны в доме престарелых | НЕ ИНВАЛИД.RU

Кого ждут люди в домах престарелых

Их работа теперь – самостоятельно прийти в столовую или на концерт. А подвиг – выйти на прогулку и накрутить на ней лишний круг. Они «еще в строю». И очень стараются бодриться.

Но в глазах этих дедушек и бабушек читается: такого жизненного финала они не пожелали бы никому. Накануне Дня Победы TUT.

BY побывал в доме-интернате для престарелых и инвалидов и увидел, как проходит старость тех, чью молодость опалила война.

В Витебском доме-интернате для престарелых и инвалидов сейчас проживает около 50 таких стариков. Среди них 12 участников и 8 инвалидов Великой Отечественной войны, 12 бывших узников фашистских лагерей. 11 человек награждены орденами и медалями за труд во время военного лихолетья. Три постояльца – из семей, где погибли военнослужащие.

Старики возвращаются с концерта. Обсуждают, как выступили самодеятельные артисты. «Концерт был сверхъестественно отличный!» — восхищается один дедушка. 

Заведующая отделением социальной помощи и самостоятельного проживания дома-интерната Анжелика Пивоварова показала нам, в каких условиях живут ветераны, и познакомила с некоторыми из своих подопечных.

С теми, кто, как она выражается, «еще в строю». Одним словом, нас пустили к «показательным» старикам.

Но есть и «тяжелая» категория: лежачие, слабоумные, слишком нервные, те, кто ходит под себя… Однако персонал неизменно уважителен и терпелив ко всем.

«К участникам и инвалидам войны у нас отношение особое. Они живут в отделении повышенного комфорта, по одному человеку в комнате. А так обычно в доме-интернате селят по два человека. Комнаты у ветеранов хорошие, комфортные, там есть ванная, туалет, лоджия, холодильник, телевизор», — рассказывает Анжелика Пивоварова.

Попадают сюда только по добровольному согласию. Пожилой человек сам принимает это решение – уйти в дом престарелых.

Пожилые люди ждут, когда их пригласят в столовую. Кормят в доме-интернате пять раз в день: завтрак, обед, полдник, ужин, кефир на ночь.
В доме-интернате есть католическая капличка в честь святого Яна Божьего (на фото), а также православный храм Жировичской Божьей Матери.
На этой Доске почета — имена и фамилии всех ветеранов войны, кто в данный момент проживает в социальном учреждении. Есть здесь также «комната памяти», где размещены фото тех, кто здесь жил, но ушел в иной мир.

Сотрудница дома-интерната не осуждает детей и внуков своих подопечных: «У большинства есть родственники. Но престарелые члены семьи нуждаются в особом уходе, особой медицинской и психологической помощи. Не все дети или внуки могут ее оказать.

Многие работают, а пожилой больной человек целый день сидит дома один. Есть случаи, когда дети живут далеко. Семью, конечно, ничто не заменит. Теоретически дома лучше, но по факту таким старикам лучше и безопаснее у нас.

Здесь никто не будет лежать недосмотренным: и утку тут же санитарка поднесет, и прачка рядом…»

Самому старшему подопечному 96 лет. А в среднем этим людям по 85. Но жизнь есть жизнь. В доме престарелых и романтические истории случаются. Одна бабушка ходила в старых спортивных брюках, совсем махнула на себя рукой.

А потом в интернате появился новенький – очень бравый на вид дедушка. И женщина на глазах расцвела.

Блеск в глазах, красивые платья, брошки, платочки, выход на прогулки! Объект ее внимания, кажется, отвечает ей взаимностью…

Стариков стараются все время развлекать. «У нас проходят концерты, танцевальные вечера, соревнования по шахматам, шашкам, работают различные клубы по интересам, есть и своя библиотека. Постоянно бывают здесь школьники и студенты – слушают воспоминания наших ветеранов.

Раньше старики сами по школам ездили, а теперь силы у них уже не те, так молодежь сюда приходит. В общем, культурная программа тут такая, что если обо всем рассказывать, то вашего блокнота не хватит. Ну а 9 Мая у нас вообще аншлаги», — улыбается Анжелика Валерьевна.

Настоящую отдушину пенсионеры находят в комнате для игр и библиотеке. Ее хозяйка — Галина Хмыльникова, создала здесь почти домашний уют.

Это очень трудно — проявлять неказенную любовь. «Здесь нужно не просто терпение, а особое понимание этих людей. Ведь они очень заслуженные. Поэтому нашим работникам нужно гордыню свою убирать перед этими стариками. Слушать их. Это передача опыта одного поколения другому», — рассуждает завотделением.

Но… Все бабушки и дедушки, с которыми мы беседовали, избегали слова «интернат». Однако и домом свое местожительства тоже не называли. Чаще всего говорили уклончиво: «здесь»…

История первая. Евгения Павлова, дитя войны

Евгения Константиновна родилась под Новый год, 31 декабря 1929 года. Когда началась война, ей было 11. А сегодня — 84. Двадцать из них она живет в доме-интернате.

— Эта болячка, война, никогда от нас не уйдет, она всегда будет с нами, — женщина не разрешает нам помочь ей подняться с кровати, с достоинством делает это сама. Потом надевает яркий халат и поправляет прическу, чтобы получиться красивой на фото.

…Война застала Женю в военном городке под Лепелем, где служил ее отец.

«Скоро я потеряла родителей, брата и сестру, не знала, где они находятся, живы ли. Так началась моя первая военная жизнь. Вместе с другими беженцами добралась до Гомеля, где родилась. Но никого из родных там не нашла. И все время, пока Гомель был оккупирован, жила по разным людям, помогала им по хозяйству. Потом пришли наши солдаты. Как сейчас помню, подбегаю я к ним и спрашиваю:

— А вы не знаете, где мой папа?— Откуда же нам знать, такая война идет…— А вы не уйдете от нас?

— Не бойся, девочка. Мы уйдем, на наше место другие защитники придут.

А потом я пошла работать в госпиталь. И там началась моя вторая военная жизнь. Было тяжело, много раненых, но я делала все, что мне говорили. А в 1947 году меня нашел отец».

После войны Евгения Константиновна выучилась на культпросветработника, работала заведующей Домом культуры и мастером на заводе. Вышла замуж за моряка. Родила двух сыновей. Еще одного усыновила.

«Приемный сын, Валерочка, уже умер, — плачет женщина. – Такой хороший был, навещал меня всегда. А другие живут далеко. Один – в Сахалинской области, второй – в Краснодаре. Но говорят, что хотят меня отсюда забрать, увезти к себе. Дом-то есть дом…»

— Хорошо вас тут смотрят?

— А как же! Лучше, наверное, уже и нельзя к старикам относиться: такого ухода нигде больше не будет. Вот только некоторым мужчинам не нравится, что нельзя выпить. Насчет этого тут строго – никакого шума, крика, пьянок!

В свои 84 года Евгения Константиновна в курсе всех новостей страны и мира, выписывает газеты и журналы, читает книги.

История вторая. Татьяна Козлова, узница концлагеря

Аккуратная, вся как колосок, бабушка медленно бредет по коридору. Опирается на палочку и улыбается. Рассказывает, что живет тут четыре года, а сейчас вот пришла на свою любимую процедуру – ароматерапию.

Татьяна Даниловна садится в светлое мягкое кресло в уютном кабинете. И вдруг ее улыбка пропадает. А я уже проклинаю себя, что напомнила ей про Дахау. В один из самых ужасных фашистских лагерей, где над заключенными проводили медицинские эксперименты, она попала девчушкой.

— Из нашей деревни немцы угнали тех, кто родился в 1926-1927 годах. Привезли, помню, в Минск… Потом долго ехали. А выгрузили нас в Дахау. И сразу же много кого пожгли. Стареньких людей. А нас, молоденьких, отправили работать на авиазавод. Там я и работала, пока нас не освободили американцы, негры. Больно мне об этом вспоминать…

Но не легче женщине говорить и про свое сегодня: «Детей у меня нет. Есть племянница. Она поменяла мою 1-комнатную квартиру и купила 3-комнатную. Там мы с ней и жили. Так прошло 12 лет. А потом… Я решила, что будет лучше, если я перейду сюда, чтобы никому не мешать».

Татьяна Даниловна не в обиде на племянницу: «Она же все время на работе…».

История третья. Федор Сапроненко, партизан

Федору Филипповичу – 91 год. А разве дашь? Мы встретили его на улице, когда он шел на концерт. Бывший партизан старается бывать на всех культурных мероприятиях, пишет стихи, которые печатают городские газеты.

Но недавно жизнь нанесла ему самую большую рану – умерла любимая жена. В войну она тоже партизанила. Ее портрет и цветы стоят в изголовье постели, на которой она спала. Ее кровать — рядом с его койкой. Такая вот душещипательная близость душ.

Федор Филиппович рассказывает, что для того, чтобы попасть сюда, писал письмо президенту. Из Администрации главы государства пришло распоряжение, чтобы ему с супругой выделили здесь комнату. «Я приехал сразу посмотреть, как тут да что. Мне понравилось. Привез жену…».

Даже находясь в интернате, пенсионер помогал своим детям деньгами.

Старика уже давно не навещали. Сын умер. Одна дочь живет в Полоцке, на пенсии, но работает. А вторая – в Витебске, ей 65 лет. Но ее Федор Филиппович не видел год. Еду ему приносит соцработник. Ухаживают за ним замечательные, очень чуткие, но чужие люди.

…Поэтому ему легче говорить про войну.

Когда она началась, Федору было 16. В 1942-м он набавил себе год, сказал, что уже есть 18, и пошел в партизаны. «Пока был совсем зеленым — рост маленький, винтовка выше меня, на боевые действия меня не брали.

Надевал лапти, торбу за плечи и ходил по деревням, собирал сведения для разведки: где находятся немцы и полицаи. Позже стали привлекать к более серьезным операциям в партизанской бригаде.

Потом уже служил в пехоте», — вспоминает ветеран.

Врезалось в память, как две недели сидели в блокаде на острове среди болот: «Попали мы туда, отступая после одного боя. Разложили костры на этом острове, расставили часовых. Только стали сушиться, как опять тревога: немцы идут! Я не успел даже обуться, так босиком и побежал.

На голове у каждого маскировка – мох и ветка сосны. Едва успели мы спрятаться в болоте, как являются немцы. В еще горящий костер подбросили дров и сели. На гармошке губной играют, едят, отдыхают. А мы — в болоте, с соснами на голове. Метров 50 между нами.

Нас 26 человек, а их около 200. Пришлось ждать, пока они уйдут. Потом уже мы грелись возле костра, который бросили немцы. Затем с этого острова перебрались на другой и жили на нем две недели.

Это было в мае, питались почками липы и березовыми «мозгами» – так мы называли сочную древесину, что сдирали с дерева ножом».

Победу Федор Сапроненко встретил радистом в немецком городе Грайфсвальд. С ним связан необычный эпизод Второй мировой войны: 30 апреля 1945 года город сдали Красной Армии без боя. Комендант города, изменивший свои политические взгляды после участия в Сталинградской битве, счел, что целесообразнее сохранить город и его жителей, чем вести очередной бой, когда исход войны известен.

Сегодня ветераны вспоминают такие вещи, которые раньше по идеологическим соображениям им говорить запрещалось.

«Когда вошли в Германию, замполит раздал нам отпечатанные бланки с вопросом: «За что идешь мстить?» Все отвечали. Написал и я, как есть: «За сожженный отчий дом, за убитого брата». Помню два случая, как мстили наши танкисты. По дороге ехали повозки с немецкими беженцами.

И вот один наш танк поехал прямо на этих людей, раздавил их… А в одном городе танкист гнал по улице гражданского немецкого старика. Тот уже не мог идти, а наш соотечественник пинал его ногами, толкал в спину автоматом. За старика вступился наш командир. У него была рука, как кувалда. Он подошел к танкисту и одним ударом свалил его с ног.

Тут и пошла драка между танкистами и пехотой…» — рассказывает Ф. Сапроненко.

Демобилизовался солдат и вернулся домой к родителям ровно через два года после Победы – 9 мая 1947 года: «Захожу в дом, достаю из рюкзака гостинцы. А младшая сестренка показывает на хлеб и спрашивает: «А что это такое?» Вот какие времена были…»

После войны Федор Филиппович преподавал историю, 20 лет руководил сельской школой в Браславском районе. Имеет орден Трудового Красного Знамени, две медали за трудовую доблесть, звание заслуженного учителя БССР.

Ветеран четко помнит дату, когда они с женой оказались в доме престарелых, — 11 мая 2005 года. Вскоре после того как отгремели праздничные салюты в честь Дня Победы…

***
В день, когда мы здесь были, в доме-интернате умерла одна бабушка. Совсем одиноких стариков хоронят за счет государства, на кладбище в Коптях под Витебском. Но почти у всех есть родственники. Они и берут на себя эти последние скорбные хлопоты.

Татьяна Матвеева / фото: Игорь Матвеев, TUT.BY

код для сайта или блога

Источник: http://neinvalid.ru/voennaya-molodost-i-kazennaya-starost-kak-zhivut-veteranyi-v-dome-prestarelyih/

Доживать до смерти. Кто

Кого ждут люди в домах престарелых

МОСКВА, 18 окт — РИА Новости, Ирина Халецкая. Утром в Иркутске загорелся дом престарелых, где пострадали 14 человек, девять из них госпитализированы, четыре — в реанимации. К делу подключились следователи, именно они будут выяснять, почему произошел пожар в учреждении. Известно, что заведение работало незаконно.

История не нова: в разных регионах страны то и дело появляется информация об очередном незаконном доме для пожилых людей, однако вовремя выявить эти заведения и привлечь к ответственности организаторов не получается. Спрос на социальные услуги по уходу за пожилыми людьми высок, поэтому за рекламой клиенты зачастую не видят нарушения или откровенное мошенничество.

Корреспондент РИА Новости выяснила, как регулируется бизнес на рынке гериатрической помощи и можно ли доказать нелегальность приюта.

Дом престарелых в Иркутске располагался в двухэтажном кирпичном доме в частном секторе. Причиной пожара стало короткое замыкание во время использования сушильной машины.

По данным ГУ МЧС России в Приангарье, пенсионеры находились на втором этаже и не могли выбраться оттуда самостоятельно. Их эвакуировали на балкон, откуда спускали на мягких носилках вниз. Во время пожара пожилые люди надышались едким дымом. В итоге семь человек находятся в токсикологии, из них четыре — в реанимации. Шестерых пострадавших после осмотра врачей отпустили домой.

На месте пожара на улице Курортной в городе Иркутске

СК и прокуратура начали доследственную проверку. Известно, что учреждение было организовано Фондом паллиативной помощи имени Святой Милицы. Пожарный надзор здание не проверял, поскольку этот дом престарелых не входил в реестр.

«В региональном реестре социальных услуг внесены четыре учреждения, среди них нет адреса здания, где случился пожар», — уточнили в ведомстве.

Открытая дорога мошенникам

По официальным данным Минтруда, на места в государственных домах престарелых сегодня существует немалая очередь. В начале 2017 года в России в очереди на получение социальных услуг в стационарных условиях стояли 9,2 тысячи человек. Неофициально же людей, которые нуждаются в месте в приюте, намного больше.

В 2014 году президент России Владимир Путин поручил правительству привести в порядок дома престарелых и ликвидировать очередь до 2018 года. Всего в России действует 702 официально зарегистрированных дома-интерната для престарелых и инвалидов и ветеранов войны и труда.

Число нуждающихся в государственном уходе растет отчасти и потому, что в России выросла продолжительность жизни. Сейчас, по данным Минздрава, она составляет 72,5 года, а в некоторых регионах преодолела порог в 80 лет.

Огромный спрос рождает предложение: в стране начало расти количество частных приютов. По подсчетам председателя правления некоммерческого партнерства «Мир старшего поколения» Алексея Сиднева, каждый год их число растет на 30%. Речь идет примерно о 500 учреждениях, а это около 20 тысяч мест.

Приюты-невидимки

Принятый в 2013 году федеральный закон № 442 «Об основах социального обслуживания граждан в РФ» должен был четко определить, как частным предпринимателям работать в социальной сфере.

У пожилых появился выбор, которого раньше не было: получать услуги от государства или от бизнесмена. Для предпринимателей, в свою очередь, появилась возможность организовать учреждение и получать господдержку из бюджета.

Для этого компания должна войти в официальный реестр поставщиков социальных услуг — тот самый, в котором иркутского пансионата не было.

При этом если бизнесмен на деньги из госбюджета не претендует, а рассчитывает только на средства, получаемые от семьи пенсионера, в реестр он может не входить — это добровольная процедура.

По сути, такой бизнес уже не подпадает ни под какой закон и фактически становится невидимым для государства. Соблюдение прав пожилых людей, пожарная безопасность, продуктовое, медицинское сопровождение в таких учреждениях никак не регулируются.

«Власти Иркутской области сейчас могут заявить, что даже не знали о существовании такого учреждения, и будут правы, потому что оно не было внесено в реестр. По мнению чиновников, проверять такие организации — уже дело МЧС. Спасатели же говорят, что это частный сектор и они не имеют права просто так организовать проверку», — говорит Сиднев.

На месте пожара на улице Курортной в городе Иркутске

Он справедливо уточняет: если говорить о притонах, где, например, занимаются незаконным распространением наркотиков или предоставлением интимных услуг, то правоохранительные органы быстро их находят, хотя такие заведения никогда о себе в открытую не говорят.

«А бизнесмены, которые организовывают частные дома для престарелых людей, чаще всего имеют свой сайт в интернете, странички в соцсетях, открытую клиентскую базу и вовсе не прячутся.

Чаще всего в таких приютах имеются нарушения пожарной безопасности», — поясняет Сиднев.

Черная «Жемчужина»

В августе в частном секторе Красноярска загорелся коттедж. Пожар уничтожил дом за 20 минут, в огне погибли трое пенсионеров.

Спасатели, прибывшие на тушение, были уверены, что едут тушить обычный частный дом, по факту это оказался пансионат для престарелых «Жемчужина». Тогда же пожарные выяснили, что дом не был приспособлен для содержания малоподвижных стариков.

Здание моментально вспыхнуло от загоревшейся на соседнем участке бани. Труба от бани примыкала к дому, где жили пенсионеры.

В отношении руководителя заведения было возбуждено уголовное дело по статье «Оказание услуг, не соответствующих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц». Максимальная санкция статьи — до 10 лет лишения свободы.

После инцидента в Красноярске была дана директива МЧС проверить такие приюты. По словам общественника Сиднева, который сам является директором сети гериатрических центров для престарелых, только в Щелковском районе Московской области нашлось восемь организаций, не оформленных в реестре. И среди них только у одного была установлена пожарная сигнализация.

Франшизы для престарелых

Бизнес в сфере социальных услуг для престарелых за последние несколько лет заметно разросся. В интернете появились сайты частных пансионатов, которые предлагают франшизу.

Можно купить уже готовый бизнес со всем пакетом документов, раскрученным брендом и начать зарабатывать. Место в таком частном приюте обходится родственникам дешевле, чем в государственном или официально зарегистрированном пансионате.

Стоимость за содержание в частном доме для престарелых — около 20 тысяч в месяц.

Если запретить

Однако запрет на деятельность подобных организаций тоже может привести к катастрофе. «Если сейчас закрыть эти 500 частных домов для престарелых, то постояльцев, которые там содержались, некуда будет переселить. Лучше вводить обязательное лицензирование, а контроль закрепить за органами соцзащиты», — считает Сиднев.

© Фото : СУ СК по Иркутской области

Дом престарелых в Иркутске, где произошел пожар

Координатор проектов фонда «Старость в радость» Александра Кузьмичева уверена, что обязательное лицензирование частных домов престарелых — мера ожидаемая, но здесь важен не столько сам факт лицензий и проверок, сколько критерии, по которым будут оцениваться эти учреждения.

«Критерии оценки учреждений для пожилых людей и инвалидов, кстати, разрабатываются как часть системы долговременного ухода за пожилыми людьми (в соответствии с поручением президента России). И в частном доме можно начать соблюдать множество стандартов, созданных для государственных домов, но на сегодня это не обеспечит для бабушек и дедушек хорошую обстановку и уход», — говорит она.

По словам Кузьмичевой, в стандартах, СанПиНах и приказах упоминается, на какую высоту должна подниматься глазурованная плитка на стене туалета, но нет ни слова о том, что бабушке, которая передвигается на коляске, важно бывать на свежем воздухе. Указан необходимый класс огнестойкости линолеума, но ничего не сказано о том, что гигиенические процедуры — дело интимное, и прежде чем менять подгузник в многоместной палате, надо поставить ширму.

«Так что важно и в частном, и в государственном интернате прописать, например, минимальные штатные расписания — сейчас минимум персонала в интернате не регулируется, и на одну нянечку бывает 30 лежачих днем и до 100 ночью», — отмечает волонтер.

Источник: https://ria.ru/society/20171018/1507098464.html

Важные вопросы про дома престарелых: Кого туда берут и как выбрать хороший?

Кого ждут люди в домах престарелых

В России действительно распространено мнение, что устроить своего родственника в пансионат — значит совершить предательство, за которым последует чувство вины и осуждение общества.

При этом создать хорошие условия для ухода за пожилым человеком дома не всегда удается: речь, например, идет о тех случаях, когда родственник тяжело болен. И тогда хороший пансионат — это выход. Однако выбор подходящего учреждения — непростая и ответственная задача.

К сожалению, в нашей стране не выстроена система помощи людям старшего возраста, которые полностью или частично потеряли способность к самообслуживанию.

На Западе все иначе. Например, в Германии, Франции и Бельгии выстроена и работает система государственной помощи с оплатой услуг специалиста, который будет ухаживать за человеком дома. А если нужен именно пансионат, можно выбрать из нескольких категорий.

Есть такие, в которых живут люди старшего возраста, сохранившие самостоятельность: им не нужна специальная помощь — им не хватает общения. А есть учреждения для людей, которые не могут передвигаться, пациентов с деменцией. Поместить туда своего родственника не считается позором или предательством.

Наоборот, это распространенный способ позаботиться о близких. Например, в США в пансионатах живет около 1,7 миллиона человек.

Senior Group — крупная российская сеть частных домов престарелых. В 2017 году компания открыла свой главный проект — гериатрический центр «Малаховка», построенный по израильским технологиям. Центр устроен по западному образцу и разделен на две части: для самостоятельных людей старшего возраста и тех, кто утратил способность заботиться о себе.

Почему нельзя ухаживать за пожилыми родственниками своими силами, дома?

Можно и дома, но своих сил не всегда хватает. Если близкий человек не может одеться или перевернуться в кровати без вашей помощи, если ему нужен круглосуточный присмотр, есть два пути: нанять помощника или выбрать социальное учреждение. У каждого из этих вариантов есть свои плюсы и минусы. Нужно все хорошо взвесить.

Joanna Kosinska / Unsplash

Что лучше: сиделка или дом престарелых?

Все очень индивидуально. Главный плюс помощника или помощницы — пациент остается дома. Ведь переезд — радикальная перемена и стресс для человека старшего возраста. Но не все семьи могут позволить себе нанять специалиста по уходу.

А собрать все необходимые документы и получить помощь государства не так-то просто. К тому же в нашей стране действительно сложно найти квалифицированных помощников. На Западе действует лицензирование — специалистов не только обучают, но и проверяют их квалификацию.

Но в России такой лицензии нет, поэтому высок риск нарваться на самозванца или некомпетентного человека.

Кроме того, обойтись силами одного помощника, скорее всего, не получится. Он или она будет выгорать, уходить в отпуск и отдыхать в выходные. И еще один нюанс: пациенту, даже в тяжелом состоянии, необходимо общение и социализация. А это нелегко устроить, когда человек все время находится дома.

В каких случаях нужно всерьез задуматься о доме престарелых?

Если у вас не хватает времени, сил и умений для самостоятельного ухода за близким, если вы не нашли профессионального специалиста по уходу или если вашему родственнику нужен не только уход, но и медицинская помощь (но не лечение в больнице).

Но, как мы уже сказали, переезд в пансионат — это стресс, поэтому важно как можно раньше поговорить об этом с близким, узнать его мнение и по возможности учитывать его пожелания. А еще помнить, что человеку нужно время, чтобы привыкнуть к новому месту и укладу жизни.

Чем чаще вы будете навещать родственника, особенно в первое время, тем проще ему будет адаптироваться.

Noah Silliman / Unsplash

Дом престарелых — это дорого?

Зависит от учреждения, они бывают государственные и частные. В государственных домах престарелых пациент отдает 75% своих доходов (как правило, это только пенсия), а его обеспечивают всем необходимым.

Проживание в хорошем частном доме престарелых в Московской области вряд ли обойдется дешевле 60 000 рублей в месяц. А при наличии заболеваний, требующих дополнительного ухода, сумма будет больше.

Если проживание в частном доме престарелых в Московской области стоит слишком дешево, это должно насторожить.

Если частный пансионат входит в реестр поставщиков социальных услуг, он может принимать у себя пациентов по направлению от государства. Не стесняйтесь спросить в частных домах престарелых, входят ли они в реестр, — если да, то можно попробовать получить субсидию. Тогда вы будете оплачивать только часть месячной стоимости, а остальное возьмет на себя государство.

Гериатрический центр «Малаховка» участвует в государственной программе и предоставляет социальные льготы своим постояльцам. Проживание по госсубсидии (компания помогает с ее получением) — от трех тысяч рублей в сутки.

В «Малаховке» также есть квоты для жителей Москвы и Московской области (с получением также помогут). Например, для жителей Люберецкого района выделено 28 квот. При этом у клиентов всегда есть возможность повысить уровень комфортности проживания.

Доплата в таком случае составит от 3500 рублей в сутки.

Как понять, хороший дом престарелых или плохой?

Во-первых, проведите предварительное исследование. Изучите отзывы в интернете. Если вы решили выбирать только среди частных домов, перед поездкой внимательно изучите их сайты.

Подозрения должны вызвать слишком низкие цены или скидочные акции, заканчивающиеся буквально через несколько часов. Посмотрите, входит ли компания в государственный реестр поставщиков социальных услуг.

Это не гарантия того, что все хорошо, но все-таки означает, что учреждение проверили чиновники и посчитали его хорошим.

Во-вторых, проведите разведку на месте. Желательно приехать в дом престарелых без предупреждения. Обратите внимание на два ключевых момента: отношение к пациентам и как устроен их быт.

Персонал должен быть вежливым, обращаться с постояльцами бережно и уважительно, стучать в комнаты, называть пациентов по именам и не говорить о них в третьем лице.

Важны прогулки, социализация (в том числе маломобильных пациентов) и по возможности сохранение личных границ (например, пациенты должны пользоваться туалетом, а не подгузниками). Администрация должна вести себя открыто, спокойно реагировать на вопросы и не ограничивать посещение пациентов родственниками.

Обратите внимание на то, сколько человек живет в комнате (хорошо, если не больше двух-трех), есть ли в комнате туалеты и душевые, адаптировано ли помещение под нужды маломобильных пациентов и людей с деменцией.

Плохо, если в комнате живет много людей, туалет общий на этаже, нет поручней и пандусов, а у маломобильных пациентов отсутствуют функциональные кровати с противопролежневыми матрасами и недостаточно места для кресел-каталок.

Еще один важный момент — безопасность, в том числе противопожарная.

Проверьте, есть ли огнетушители на каждом этаже, убедитесь, что датчики автоматической пожарной сигнализации не муляж и сигнал выводится на общий пост, попросите показать оранжевый ящик, который передает сигнал автоматической пожарной сигнализации в МЧС. Более подробные инструкции о том, как выбрать социальное учреждение, можно прочитать здесь и здесь.

Carolyn / Unsplash

Специалисты гериатрического центра «Малаховка» считают деликатное и уважительное отношение к пациентам частью реабилитации. Учреждение оборудовано так, чтобы пациентам было максимально удобно. На полу в «Малаховке» — нескользящее покрытие, во всех комнатах — тревожные кнопки. Мебель утяжелена, чтобы, например, человек не мог упасть вместе со стулом, и имеет скругленные углы, чтобы избежать травм. Коврики передают на пост медсестры сигнал о том, что пожилой человек встал с кровати. На втором этаже есть противопожарные капсулы, которые не пропускают дым целый час, позволяя провести эвакуацию. Даже асфальт в местах для прогулки красный не просто так — серый или черный асфальт может напоминать яму и пугать человека с деменцией. Поскольку люди с деменциями часто теряются в пространстве, во всех центрах организована специальная система навигации.

Какие врачи работают в домах престарелых?

В большинстве пансионатов есть только медсестры и специалисты по уходу. Но некоторые дома престарелых больше похожи на больницы, и пациентам там оказывают медицинскую помощь.

Врачи могут приходить несколько раз в неделю или работать на месте каждый день. Это специалисты как широкого, так и узкого профиля: например, есть учреждения, при которых работают отделения для людей с серьезными проблемами с памятью — деменциями.

Иногда практикуют разные виды терапий: физическую или речевую.

Обязательно узнайте, как тестируют пациентов при приеме в пансионат. Хорошо, если специалисты учреждения оценивают функциональную самостоятельность, риски падения и нарушения целостности кожи, эмоциональное состояние. Кроме того, вас должно насторожить, если их не попросят сдать анализы на инфекционные заболевания.

В гериатрическом центре Senior Group в Малаховке ежедневно работает мультидисциплинарная команда — врач-гериатр, невролог, реабилитолог, психиатр и инструктор ЛФК. Кроме того, в команду входят обученные международным стандартам долговременного ухода медсестры.

Чем люди занимаются в домах престарелых?

Это зависит от учреждения — у каждого своя программа. В хороших пансионатах для постояльцев проводят регулярные занятия, — например, для поддержания мелкой моторики и когнитивных функций.

Люди могут заниматься в кружках — рисовать, вязать или петь. К праздникам иногда организуют концерты. Один-два раза в день с постояльцами гуляют.

Еще они всегда могут посмотреть телевизор или даже посидеть в интернете.

 Foxxy / Shutterstock

Для каждого пациента в «Малаховке» разрабатывают индивидуальную программу — в активности вовлекают маломобильных пациентов и пациентов с деменцией. Они общаются друг с другом, смотрят вместе кино, гуляют — самостоятельно или, если нужно, при помощи персонала и специального оборудования. В ежедневном расписании есть занятия с психологом-аниматором для восстановления мелкой моторики, памяти и речи. Также в центре используют редкие виды занятий, например связанные с музыкой, растениями.

А могут человека не взять в дом престарелых?

Да. Не все учреждения принимают маломобильных пациентов, тех, кто нуждается в круглосуточной помощи, людей с онкологическими заболеваниями, деменцией и психическими расстройствами. Это зависит от уровня подготовки персонала и оснащенности учреждения.

«Малаховка» специализируется на работе с пожилыми людьми с когнитивными нарушениями — деменциями, включая болезнь Альцгеймера, а также на реабилитации после инсульта, инфаркта, перелома шейки бедра. Сюда также принимают людей с онкологическими заболеваниями, тяжелыми психическими расстройствами, каждый случай рассматривают индивидуально.

Может ли человек приехать в дом престарелых на время, а не навсегда?

Может. Обычно дома престарелых стремятся заключить долгосрочный контракт с клиентом, но и на время, — например, пока вы в отпуске — тоже почти всегда берут.

Как часто я смогу приезжать?

Это зависит от учреждения. В некоторых к родственникам можно приезжать только в определенные часы и дни, другие никак не ограничивают посещения, а третьи просят не приезжать в часы медицинских процедур.

All for you friend / Shutterstock

В гериатрическом центре «Малаховка» навещать пациентов можно в любое время суток и день недели.

Источник: https://meduza.io/feature/2018/05/16/vazhnye-voprosy-pro-doma-prestarelyh

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.